>>

Введение

Работа над этой книгой составляла содержание моей жизни на протяжении последних пяти лет, и теперь мне трудно вспомнить некоторые источники своих идей. Я постарался дать ссылки на них в конце книги, не желая утомлять читателя потоком незнакомых имен и профессиональных терминов в основном текстё.

Я получил разрешение у героев этой книги использовать их подлинные имена, потому что реальные име­на придают вес реальным рассказам. В книге, одной из задач которой является снятие клейма постыдности с душевных рас­стройств, важно не играть на руку этому предубеждению, скрывая личность людей, переживших депрессию. Однако семь человек, чьи истории я включил в книгу, пожелали скрыться за псевдонимами, убедив меня, что у них есть для этого веские причины. Эти люди фигурируют в тексте как Шейла Хернан- дес, Фрэнк Русакофф, Билл Стэйн, Дэнкуил СтЭтсон, Лолли Вашингтон, Клодия Уивер и Фред Уилсон. Все они — реальные люди, а не вымышленные персонажи, и я старательно сохра­нил неизменными все детали их рассказов.
Участники “Груп­пы поддержки людей с расстройствами психического состоя­ния” (Mood Disorders Support Groups, MDSG) выступают в книге только под именами, без фамилий, да и те я изменил, подчиняясь конфиденциальной природе их собраний. Все ос­тальные имена и фамилии — настоящие.

Я даю возможность мужчинам и женщинам, мучительная борьба которых составляет главный предмет этой книги, самим рассказать свои истории. Я по мере сил старался добиться их искренности, но не настаивал на строгой документальности этих личных историй и фактов, сообщенных ими о себе, не проверял.

Меня нередко спрашивают, как я находил своих героев. Ряд специалистов, упомянутых в разделе, где я выражаю при­знательность за помощь в работе, помогли мне получить дос-

туп к своим пациентам. Я встречался с огромным количеством людей, которые, узнав о теме моей будущей работы, делились со мной своими глубоко содержательными историями; неко­торые из них оказались в высшей степени захватывающими и в итоге были положены в основу этой книги.

В 1998 году я напечатал статью о депрессии в журнале The New Yorker и после публикации получил за несколько месяцев более ты­сячи писем. Грэм Грин однажды сказал: “Я порой недоумеваю: как те, кто не пишет, не сочиняет музыку и не занимается жи­вописью, ухитряются избегать безумия, меланхолии и пани­ческого страха, неразрывно связанных с условиями челове­ческого существования”. По-моему, он сильно недооценил число людей, которые так или иначе, но пишут, чтобы изба­виться от меланхолии и панического страха. Отвечая на пото­ки корреспонденции, я спрашивал тех, чьи письма меня более всего тронули, не согласятся ли они встретиться и побеседо­вать со мной на темы этой книги. Кроме того, я присутство­вал и выступал на многочисленных конференциях, где знако­мился с людьми, пользующимися услугами служб психичес­кого здоровья.

Я никогда раньше не писал о том, о чем столь многим лю­дям так необходимо рассказать и о чем они решились мне по­ведать. То, что собирать материал для книги о депрессии на­столько легко, иногда казалось мне даже страшным. В итоге я почувствовал: той области знаний, которая занимается деп­рессией, не хватает синтеза. Естественные науки, философия, юриспруденция, психология, литература, искусство, история и многие другие дисциплины занимаются депрессией незави­симо друг от друга. Так много интересного происходит со столь многими интересными людьми, так много интересного гово­рится и печатается, а в этом королевстве царит хаос. Первая цель этой книги — пробуждение сопереживания, сочувствия; вторая, достичь которой мне было гораздо труднее, — попытка системно изложить материал, в максимально возможной сте­пени базирующийся на эмпирике, а не на широких обобщени­ях, добытых из случайных источников.

Должен особо подчеркнуть, что я не врач, не психолог и даже не философ. Это книга — глубоко личная, и ее не следует рас­сматривать как нечто большее: хотя я привожу объяснения и излагаю интерпретации сложных идей, она вовсе не задумана как замена надлежащему уходу и лечению.

Цитируя устные и письменные источники, для удобства чтения я не применял многоточий и квадратных скобок, когда пропущенные слова, по моему мнению, существенно не изме­няли смысла; если кто-нибудь пожелает свериться с этими ис­точниками, он может воспользоваться оригинальными изда­ниями, каталог которых приведен в конце книги. Цитаты без ссылок на авторов взяты из личных бесед, датируемых в основ­ном 1995—2001 годами.

Статистические данные заимствованы из серьезных иссле­дований; с большей уверенностью я использовал те, которые часто цитируются. Мои собственные наблюдения в этой обла­сти показывают, что в целом статистика здесь довольно проти­воречива и многие авторы выбирают из нее нравящиеся им сведения для подтверждения заранее разработанных теорий. Я нашел одно солидное исследование, утверждавшее, что люди с депрессией, злоупотребляющие известными веществами (наркотиками, алкоголем, табаком), почти всегда выбирают в качестве таковых возбуждающие средства (стимуляторы); дру­гое исследование столь же убедительно демонстрировало, что люди с депрессией, злоупотребляющие этими веществами, не­изменно используют успокаивающие средства (например, опиаты). Многие авторы с помощью статистики напускают на себя тошнотворный вид несокрушимой убедительности; мож­но подумать, что если нечто случается в 82,37% случаев, то это более понятное и правдивое доказательство, чем когда нечто происходит в трех случаях из четырех. Мой опыт показывает, что именно точные цифры как раз и лгут: вещи, описываемые ими, не могут быть определены так четко. Самое точное утвер­ждение о частоте проявлений депрессии — это то, что она про­является часто, прямо или косвенно затрагивая жизнь каждого человека.

Мне трудно писать беспристрастно о фармацевтических компаниях, потому что большую часть моей сознательной жиз­ни мой отец проработал в области фармацевтики, и я знаком со многими людьми из этой отрасли. Сейчас модно поносить фармацевтическую промышленность за то, что она использует больных людей в своих целях.

Мой опыт говорит, что работаю­щие в ней люди — и капиталисты, и идеалисты одновременно: они умеют считать прибыли, но, кроме того, питают надежду, что их труд может принести миру пользу и что они могут спо­собствовать важным открытиям, в результате которых многие болезни исчезнут с лица земли. У нас не было бы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (SSRI), антидепрес­сантов, спасших много жизней, если бы не компании, финан­сировавшие исследования. Я старался, как мог, писать об этой отрасли ясно, поскольку это входит в предмет книги. Намучив­шись с моими депрессиями, мой отец распространил сферу де­ятельности своей компании в область антидепрессантов. Его компания, Forest Laboratories, ныне является дистрибьютором препарата целекса (Celexa) в США. Чтобы избежать обвинений в предвзятости, я не упоминаю это лекарство нигде, кроме слу­чаев, когда умолчание выглядит слишком уж нарочитым или сбивающим с толку.

Пока я писал эту книгу, меня часто спрашивали, способ­ствует ли работа над ней облегчению моего внутреннего состо­яния. Не способствует. Мой опыт подтверждает то, что испы­тывали другие пишущие на эту тему: писать о депрессии мучительно, этому сопутствуют печаль, стресс и чувство оди­ночества. Но мысль о том, что эта работа, вероятно, поможет людям, поддерживала во мне дух; помогали и мои растущие знания. Надеюсь, читателю станет ясно: основная радость от работы над этой книгой — удовольствие писателя, делящегося знанием, а не облегчение своего недуга в процессе самовыра­жения.

Я начинал работу с рассмотрения собственной депрессии; потом перешел к похожей депрессии у других; дальше — к иной форме депрессии; и, наконец, к депрессии в совершенно иных контекстах. Я включил сюда три рассказа из стран вне “перво­го мира”. Описания моих встреч с людьми в Камбодже, Сене­гале и Гренландии призваны служить противовесом некоторым характерным для нашей культуры идеям о депрессии, в рамки которых заключены многие исследования в этой области. Мои поездки в неведомые края были приключениями с привкусом экзотики, и я не стал подавлять несколько сказочный характер встреч с людьми, живущими в этих странах.

Биохимическая и социальная природа депрессии такова, что она, пусть под разными названиями и личинами, вездесуща. В этой книге де­лается попытка охватить исторические и географические зоны распространения депрессии. Порой создается впечатление, что депрессия — частный недуг современного западного среднего класса. Подобное представление возникает лишь потому, что именно в этой среде мы вдруг стали обретать новые прозрения, позволяющие распознать депрессию, назвать ее, лечиться от нее и принимать ее как факт, а вовсе не потому, что мы имеем особые права на сам недуг. Никакая книга не в состоянии ох­ватить весь спектр человеческих страданий; надеюсь, что, хотя бы обозначая его, мне удастся помочь освободиться несколь­ким людям, страдающим депрессией. Никто и никогда не смо­жет уничтожить все человеческие несчастья, и даже победа над депрессией не гарантирует счастья, но я надеюсь, что сведе­ния, содержащиеся в этой книге, помогут кому-нибудь изба­виться от некоторой доли страданий.

| >>
Источник: Соломон Э.. Демон полуденный. Анатомия депрессии. — М.: ООО “Изда­тельство “Добрая книга”,2004. — 672 с.. 2004

Еще по теме Введение:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. 1. ВВЕДЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. Введение
  14. Введение
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. Введение