>>

ТЯЖЕСТЬ ДАВНЕГО ДНЯ

Владимир Солоухин Отрывок из повести "Смех за левым плечом"

...Вдруг, как перед гибелью или во время чумы, охватила наше

село эпидемия азартных игр. Старые да малые долгими зимними

вечерами играли в лото.

Собирались в нескольких избах, за стол

насаживалось столько народу, что подчас тесно уж было сидеть.

Старушки, не умея играть ” в передвижку”, горстями держали

пуговицы, медные денежки, нарезанные картонные квадратики -

"заставлять” выкрикнутые и совпавшие цифры и числа. Кто помо- - її її ложе, тот быстро усвоил прогрессивную систему в передвижку и

тому требовалось лишь три пуговицы или денежки на каждую карту,

по количеству цифровых строк на ней. Совпадет число, пуговка

передвигается на одну клетку (пустую), вот она уже на краю карты.

«По одной!» - кричит этот игрок. Значит, чтобы выиграть, осталось

одно число, и фишки из мешка теперь нужно таскать уж не горстью, а

обязательно по одной. И в этом есть смысл. Ведь выкрикивающий

может скосить глаза и увидеть, какое число требуется для выигрыша,

а фишек - полная горсть.

В таком случае можно промедлить и не

выкрикнуть нужного числа. Можно даже словчить и незаметно руку с

нужной игроку, ожидаемой фишкой опять опустить в мешок. Нет,

если уж крикнут ”по одной”, то начинают вынимать из мешка по

одной. На каждую фишку появились прозвища. 90 (самая старшая

фишка) - дедушка, 80 - бабушка, 77 — топорик (или Семен

Семенович), 22 - уточки, 11 - барабанные палки ... Остальных не

помню, но находились ловкачи-кричалыцики, которые едва ли не все

цифры выкрикивали по прозвищам.

Ну... в лото много не проиграешь. Ставили на кон, помнится, по 2 копейки с карты. Взрослым парням как-то не пристало бы корпеть над картами лото вместе со старыми да малыми, и парни, собираясь отдельно, резались в очко, в двадцать одно, там уж и деньги ходили другие, и азарт был другой.

Однако и мы, мальчишки-лотошники, очень скоро нашли более быстрый и, можно бы сказать, радикальный способ игры. Ставили на кон, скажем, по пятачку. Затем каждый по очереди лез в мешок с лотошными фишками и вытаскивал одну фишку. У кого фишка оказывалась ”старше”, тот и брал кон. Вся процедура занимала считанные секунды. Ну, а на кон можно уговориться ставить по пятачку, а можно и по гривеннику, а можно и больше. Однажды во время такой игры я проиграл все свои денежки.

Азарт уже жил в нас во всех, не играть на другой день я уж не мог, как же быть? И вот я залез в отцовский кошелек (черный такой кожаный кошелек с двумя слегка перекошенными металлическими шариками вместо запорчика, классический русский кошелек) и взял оттуда несколько монеток: два двугривенных, два пятиалтынных, несколько гривенников.

Вероятно, я и еще несколько раз ходил по проторенной дорожке, и это очень скоро было замечено. Не так уж много денежек обреталось в отцовском кошельке, чтобы он сразу же не заметил, как они убывают. Наверное, даже заметив это сразу, отец подождал, поглядел, что будет дальше, а когда убедился, что все точно, все так и есть, что его сынок - воришка, мелкий воришка, поговорил со Степанидой Ивановной. На семейном совете они, видимо, решили, что наказывать меня будет мать.

Тут надо сказать, что в нашей семье никогда детей не били. Дело ограничивалось подзатыльниками и подплесниками. За какую-нибудь провинность отец жесткой своей, заскорузлой, тяжелой ладонью пахаря и косца смажет несильно по затылку - вот и все наказанье. Мать, если понадобится сделать то же самое, хлопала ладонью по мягкому месту. Это уж был не подзатыльник, а подплес- ник. И был однажды курьез. Моя сестра (и крестная) Валентина прикрикнула на меня за что-то: «Сейчас получишь белый подплесник». Белый,

С

лова подплесник я

тогда, значит, не понимал. Мне вообразилось нечто белое, творожное, вкусное, либо белое, печеное вроде блина, лепешки.

Я полдня, к потехе всех домашних, приставал к Валентине и выпраши-
Д

ай белый подплесник, ну дай белый подплесник!»

И вот решили меня по-настоящему выпороть. И поручено это было матери, и было это для нее большим наказанием, нежели для меня. Она незадолго до смерти, то есть лет тридцать пять спустя, все еще пыталась просить у меня прощенья за что-то, а я никак не мог понять, за что, и только потом, когда ее уже не стало, вдруг однажды озарило меня, как обожгло: да это она за ту порку, за ту экзекуцию просила прощенья.

Мать предупредила меня, что сейчас начнет бить, сказала, за что, и била скрученным полотенцем. Била и сама рыдала, плакала больше, чем я. Помню, что это было совсем не больно (подумаешь, скрученное полотенце, не полено, не плетка, не ремень), но само по себе все это было настолько мучительно для обоих, что я все до сих пор помню в мельчайших ощущениях, а Степанида Ивановна несла, оказывается, тяжесть этого дня до самой смерти...

| >>
Источник: Душепопечительский Православный Центр. Подсевшие на игру. Нехимические пристрастия (патологический азарт)2007. 2007

Еще по теме ТЯЖЕСТЬ ДАВНЕГО ДНЯ:

  1. ТЯЖЕСТЬ ДАВНЕГО ДНЯ
  2. Определение тяжести ТЭЛА
  3. Шкалы оценки тяжести состояния пациента Система APACHE II
  4. Как определяется степень тяжести ожогов
  5. Как определяется степень тяжести ожогов
  6. Схема 1. Дозы препаратов в зависимости от тяжести состояния
  7. Режим дня
  8. ЗАБОТЫ ПЕРВОГО ДНЯ
  9. Глава 10. Образ жизни и распорядок дня
  10. Диначарья (распорядок дня)
  11. Дня работы мозга
  12. ВАРИАНТЫ РЕЖИМА ДНЯ
  13. РЕЖИМ ДНЯ ДЛЯ КОРМЯЩЕЙ МАТЕРИ