<<
>>

Сексуальные нарушения при психопатологических РАССТРОЙСТВАХ, С ПРЕОБЛАДАНИЕМ ЭКЗОГЕННЫХ (реактивных, ситуационных) факторов

Эти сексуальные нарушения, самые частые у мужчин, в качестве стержневого синдрома встречаются у 39,4% всех пациентов, обращавшихся за сексологической помощью (из них 30% приходится на неврозы, 1,8% - на синдром дезаатуализации сексуального поведения и 7,6% — на мнимые сексуальные расстройства).

Неврозы и сексуальные нарушения невротической природы у мужчин. В МКБ-10 вместо рубрики «Неврозы» введен раздел «Невротические, связанные со стрессом, и соматоформные расстройства».

Формирование невротических расстройств происходит постепенно. Даже при острых психотравмирующих переживаниях чаще стрессовая (дистрессовая) реакция не сразу приводит к собственно невротическим расстройствам, так как сначала должны декомпенси- роваться адаптивные ресурсы личности. Основной причиной любого невроза - от невротической реакции до хронического аффективного расстройства - является психическая травма. Чаще всего это невозвратимые потери (имущества, близких людей), угроза здоровью или благополучию (онкологическое обследование, судебное следствие), унижение (деквалификация, увольнение с работы, предание гласности порочащих сведений, осознание собственной несостоятельности).

Наиболее частые при сексуальных расстройствах психические травмы - систематические измены или уход из семьи одного из супругов - наносят удар по всем трем линиям: и невоз- вратимостью утраты, и доказательством неспособности сохранить привязанность, и унижением в глазах окружающих. Особенно патогенными оказываются бытовые и производственные конфликты,

которые больной разрешить не может. Это может быть прежде всего неудовлетворение потребностей человека.

Холерический или меланхолический темперамент, акцентуации характера или психопатии играют роль предрасполагающего фактора, способного лишь ускорить формирование невроза.

Патогенетические механизмы неврозов многообразны. По мнению П. К. Анохина (1956), невротические состояния представляют собой следствие взаимодействия двух конфликтных возбуждений, ни одно из которых не может быть полностью подавлено.

В. Н. Мясищев (1960) рассматривал психоневроз как «психогенное заболевание, в основе которого лежит неудачно, нерационально и непродуктивно разрешаемое личностью противоречие между нею и значимыми для нее сторонами действительности, вызывающее болезненно-тягостные для нее переживания: неудачи в жизненной борьбе, неудовлетворение потребностей, недостижение цели, невосполнимость потери. Неумение найти рациональный и продуктивный выход влечет за собой психическую и физиологическую дезорганизацию личности».

П. В. Симонов (1975) связывает развитие невроза с возникновением застойного возбуждения эмоциональных центров вследствие дефицита информации при рассогласовании потребностей с вероятностью ее удовлетворения.

М. М. Хананашвили (1978) обусловливает формирование невроза перегрузкой мозга информацией из-за дефицита времени, необходимого для ее анализа, обработки и усвоения, и называет его информационным.

И. П. Павлов создал теорию патогенеза неврозов. В основе ее лежат созданные им концепция типов высшей нервной деятельности (ВНД), учение об экспериментальных неврозах и о взаимодействии корковых сигнальных систем, а также коры и подкорковых образований.

В соответствии с этим учением в основе неврозов лежит срыв ВНД из-за перенапряжения внутреннего торможения, раздражительного процесса либо их подвижности под влиянием психических травм, различных «перегрузок» и сверхсильных, непереносимых для данной нервной системы раздражителей. Клиническая форма невроза и ее конкретная симптоматика определяются как особенностями ситуации срыва (т. е. перенапряжением возбуждения, торможения или подвижности их), так и типом (фенотипом) ВНД больного.

При неврастении идет резкое, патологическое преобладание раздражительного процесса над внутренним условным торможением

у лиц с холерическим и сангвиническим темпераментом.

Клинически это проявляется чрезвычайной раздражительностью, повышенной эффективностью, утратой самообладания по малейшему поводу, нарушениями сна и др., т. е. гиперстенической формой. На следующей, второй стадии заболевания при крайнем дефиците внутреннего торможения (в результате чрезмерной его траты) начинает катастрофически ослабевать и раздражительный процесс, вследствие чего в коре головного мозга у больных на короткое время появляются фазовые состояния, и даже запредельное торможение, которые быстро снимаются, обеспечив экстренное восстановление корковых клеток, главным образом во второй сигнальной системе. Однако это не способствует восстановлению их работоспособности, и опять повторяется переход от крайнего возбуждения их к капитуляции перед торможением (патологическая лабильность нервных процессов), т. е. приводит к раздражительной слабости как в церебрально-патофизиологическом, так и в клиническом смысле этого слова.

В случаях продолжающегося патогенного воздействия на нервную систему психотравмы и иных истощающих факторов в коре головного мозга (главным образом, во второй сигнальной системе) у холериков и сангвиников формируется относительно устойчивое преобладание патологического индукционного и запредельно-охранительного торможения. Клинически это выражается в виде повышенной утомляемости, резкого снижения работоспособности, расстройств сна, астенодепрессивных или астеноипохондрических проявлений, т. е. гипостенического синдрома.

При возникновении неврастении у тормозимых лиц (т. е. со слабым типом нервной системы) два предшествующих этапа нейроди- намических расстройств (патологическое преобладание раздражительного процесса и раздражительная слабость нервной системы) не наблюдаются, а сразу же идет срыв ВНД, с доминированием патологического безусловного запредельно-охранительного торможения вследствие исходной слабости корковых клеток и резкого снижения предела их работоспособности. Клинически это проявляется выраженной утомляемостью больных, вялостью, резким упадком их работоспособности, снижением настроения, ипохондричностью, т.

е. гипостеническим синдромом.

Истерический невроз по И. П. Павлову (диссоциативное расстройство по МКБ-10) развивается под влиянием психотравматизации у больных со слабым общим и художественным специально человеческим типом ВНД. Главными в патогенетических механизмах истерии являются: доминирование подкорковых структур над корой вследствие ее функциональной слабости, явное преобладание в коре головного мозга первой сигнальной системы над второй и утрированная, патологическая выраженность отрицательной индукции. Последняя обусловлена чрезвычайной слабостью коры в условиях сильных аффективных импульсов, идущих как с подкорково-мозговых (инстинктивных) структур, так и под влиянием словесных воздействий со стороны или собственных мыслей больного. В этих случаях в коре головного мозга у больного вспыхивает очаг сильного возбуждения, который тут же со всех сторон охватывается мощной отрицательной индукцией, как бы освобождается от контактов с остальными зонами коры, и, таким образом, действует автономно от них, то есть вне коррекции со стороны прошлого жизненного опыта больного, как бы по принципу гипнотического рапорта. Именно этот механизм лежит в основе истерической внушаемости и само- внушаемости. Чрезвычайное преобладание подкорковых структур над корковой деятельностью служит причиной повышенной аффек- тивности больных. Истерические амнезии, как правило, аффекто- генны и объясняются торможением наблюдающихся у больных патодинамических структур и связанных с ними нейроассоциаций. Разнообразные тики, гиперкинезы и судорожные припадки связаны с возбуждением в двигательных зонах коры, параличи, парезы, астазия-абазия, напротив, — с патологическим торможением в них. Гиперестезии, с одной стороны, гипестезии и анестезии - с другой, связаны соответственно с патологическим возбуждением или же торможением уже в сенсорных зонах коры.

В основе невроза навязчивых состояний (абсессивно-комгульсив- ных расстройств, по МКБ-10) лежит срыв ВНД, с образованием уже стойких (в отличие от истерических) больных пунктов мозговой коры у лиц с общим слабым и мыслительным человеческим типом ВНД. Здесь в основе фобий лежат нездоровые пункты коры, зачастую перекрытые патологически инертным торможением, лишь их периферические компоненты («осколки») остаются незаторможенными.

Механизмом разнообразных контрастных навязчивостей обычно является нездоровый пункт (с неполной, только относительной его функциональной изоляцией, и поэтому сохранной критикой у больного), фиксированный в патологически инертном возбуждении и улырапарадоксальной фазе либо на уровне второй сигнальной системы (при навязчивых идеях, кощунственных мыслях), либо на уровне первой сигнальной системы и подкорки при контрастных представлениях, эмоциях и влечениях.

Примитивные навязчивые действия объясняются с детства инертной фиксацией патологических нейроассоциаций в связи с «затверженными» движениями больного, а формирование ритуалов -

с образованием «дочерних» (по отношению к тем, что лежат в основе первичной фобии) пораженных пунктов и индукционными отношениями между ними. Навязчивые сомнения отражают наличие двух (или большего числа) патологических доминант в ВНД больных, причем в связи с нарушением индукционных отношений в коре ни одна из них не приобретает характера настоящей - единой патологической доминанты.

Рассмотрим этапы формирования невротических расстройств.

Инициальный период:

1. Появление индивидуальных особенностей реагирования и поведения в стрессовых, дистрессовых и психотравмирующих ситуациях (стенических или астенических, интро- и экстравертиро- ванных, адекватных - неадекватных, соразмеренных - несоразме- ренных, адаптивно-рациональных или нерациональных, стереотипно-защитных и т. п.).

2. Заострение индивидуальных аномально акцентуированных и стереотипно-защитных реакций в сочетании с начальными невротическими расстройствами.

3. Появление симптомов снижения адаптивных ресурсов на биологическом уровне: расстройство биологических основ адаптации; нарушения в механизмах сна-бодрствования, вегетативно-нейрогу- моральной и психосоматической регуляции, которые в свою очередь могут обнаружиться по-разному на личностном уровне. Расстройство личностно-волевых основ адаптации: нарушения в иерархии личностных ценностей; утрата интересов, целей, смысла дела или жизни; снижение личностных ресурсов или невозможность доступа к ним; изменения самосознания, чувства «Я» и т.

п.

4. Преобладание дезадаптивных форм психологической защиты; появление когнитивных расстройств адаптации; нарушения когнитивных механизмов адаптации. С позиций системного подхода основная функция психики - познание и адаптация. Все психические феномены имеют информационный смысл, то или иное личностное значение. В этом плане психопатологические расстройства при любых формах неврозов, независимо от того, достигают ли они психотического уровня, сами по себе ведут к дезадаптации и формированию начальной клинической картины невротического расстройства.

Период полного развития:

1. Оформленная клиническая картина невроза, позволяющая классифицировать его по рубрикам МКБ в зависимости от преобладания психопатологических или соматоформных расстройств. При неблагоприятном течении происходит дальнейшая декомпенсация адаптивных ресурсов. Утяжеление и осложнение клинической картины невроза, по- лиморфность и смешанность расстройств, принимающих затяжное течение, с тенденцией к хронизации и психосоматическим осложнениям.

Период хронического течения невроза:

1. Стойкость и терапевтическая резистентность невротических расстройств.

2. Начало психопатизации личности, чаще по смешанному (мозаичному) типу.

3. Выявление органически подобных расстройств (переход функционального в органическое) - выраженные вегетативные расстройства, с гипоталамическими пароксизмами; субаффективные цикли- чески-фазные отклонения; декомпенсация «почвы» неврозов - резидуальных органических изменений центральной нервной системы; переход функциональных соматизированных невротических нарушений в собственно психосоматические болезни.

4. Невротическое развитие личности характеризуется явными признаками психопатоподобного изменения личности и преобладанием в поведении аномальных и патологических адаптивных реакций. Наблюдается тенденция «смыкания» невроза с так называемыми ядерными психопатиями.

Собственно невротические расстройства могут быть застывшими или даже несколько регрессировать. Однако суть невротического развития личности зависит не от психопатических, невротических или соматоорганических проявлений.

О невротическом развитии следует говорить в тех случаях, когда имеет место изменение содержания «самости» личности: болезнь становится основной ценностью личности, главным объектом ее внимания и интересов; вытесняет из сознания другие жизненно важные и объективно актуальные интересы, привязанности и т. п. В конечном счете, патологическое невротическое содержание личности определяет ее жизненную направленность и образ жизни.

Синдром дезактуализации и реадаптации сексуального поведения (СДРСП). Клинические проявления СДРСП рассмотрим на примере больных ишемической болезнью сердца (ИБС). У больных ИБС СДРСП можно представить в виде двух фаз: вынужденной абстиненции (собственно дезактуализации) и постабстинентных или реадаптационных расстройств.

Фаза вынужденной абстиненции у больных, перенесших инфаркт миокарда (ИМ) или приступ стенокардии, характеризуется стрессовыми воздействиями ИМ на физиологические системы организма человека в целом: на соматический, психологический и сексо-

логический компоненты здоровья. С развитием ИМ наступает резкое снижение полового влечения или его исчезновение, более редкое появление и даже полное исчезновение спонтанных эрекций, эротических сновидений и ночных поллюций (В. С. Володин, О. П. Володина, 1990).

Инфаркт миокарда или приступ стенокардии в остром периоде представляет собой стресс (страх перед смертью, боли в области сердца, встревоженные лица родных и друзей, вид капельницы и мониторов), который вызывает различные психические изменения в виде невротических реакций, тем самым вовлекая в развитие болезненного состояния психическую составляющую копулятивного цикла. Кроме того, ИМ сопровождается снижением гонадотропной функции, тем самым подчеркивая заинтересованность нейрогумо- ральной составляющей. Таким образом, на фоне общей слабости и астенических проявлений при участии психической и нейрогумо- ральной составляющих происходит дезактуализация сексуальных интересов, оттесняя сексуально-эротическую мотивацию на задний план симптомами, угрожающими жизни больного.

Фаза постабстинентных расстройств или реадаптации наступает по прошествии острого периода и по мере улучшения соматического состояния: у больных появляются половое влечение, спонтанные и адекватные эрекции, эротические сновидения с ночными поллюциями, которые могут служить основными критериями, характеризующими восстановление сексуальной функции после ИМ. Последние зависят в основном от соматического и психического состояния, личностных особенностей пациента и его реакции на заболевание ИБС, половой конституции, возрастного периода, межличностных отношений в браке и своевременной правильной информации об интимных отношениях, полученной от врача.

У небольшой части больных ИБС, которые находились в периоде возрастной инволюции, до ИМ отличались сниженной половой активностью, слабой половой конституцией и партнерша которых воспринимала половой акт как «супружескую обязанность», после ИМ происходила перестройка ценностных ориентаций личности: сексуальная сфера с третьего или четвертого места передвигалась на последнее, и пациенты спокойно констатировали наступление климакса.

Однако у большинства больных ИБС в восстановительный период при возобновлении половой жизни возникали проблемы, которые вызывали психические нарушения и способствовали формированию сексологических расстройств.

<< | >>
Источник: Володин В.С.. Основы медицинской сексологии (курс лекции): Учебное пособие. - М.' Логос.2003. - 240 с.. 2003

Еще по теме Сексуальные нарушения при психопатологических РАССТРОЙСТВАХ, С ПРЕОБЛАДАНИЕМ ЭКЗОГЕННЫХ (реактивных, ситуационных) факторов:

  1. Некоторые расстройства половых функций и сексуального поведения
  2. РЕАНИМАЦИЯ ПРИ ТЕРМИНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЯХ, ОБУСЛОВЛЕННЫХ НЕКОТОРЫМИ ЭКЗОГЕННЫМИ ИНТОКСИКАЦИЯМИ
  3. Нарушения пищевого поведения и коморбидные психические расстройства
  4. Глава 11. Психические расстройства у больных эпилепсией. ОСОБЕННОСТИ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ ПРИ ЭПИЛЕПСИИ
  5. Глава 5. Основные психопатологические синдромы. АМЕНТИВНЫЙ СИНДРОМ
  6. ЭКЗОГЕННЫЙ
  7. ААП при тикозных расстройствах и синдроме Туретта у детей
  8. Медицинская помощь при расстройствах пищевого поведения
  9. ПСИХИЧЕСКИЕ НАРУШЕНИЯ ПРИ КАТАСТРОФАХ
  10. МАСЛА ПРИ РАССТРОЙСТВАХ ВАТЫ ОБОИХ ТИПОВ