<<

Меры компенсации физиологической незрелости

Закаливание — это прежде всего повышение иммунитета организма, повышение его сопротивляемости заболеваниям. Важнейшую роль в процессах закаливания играет двигательная активность.

Данные наших экспериментальных исследований позволили установить физиологические механизмы, обусловливающие повышение иммунобиологической устойчивости под влиянием двигательных нагрузок. Но возможны ли они для физиологически незрелых детей? Как побудить таких новорожденных к осуществлению двигательной активности?

В медицине с понятием НОРМЫ связывают часто некую среднюю (среднестатистическую) величину. НОРМОЙ для взрослого человека считается температура 36,6°, хотя для отдельных людей нормальной может быть температура 36,3° или 37°. Нормальный ЧСС для новорожденных в родильных домах считается 115 ударов в минуту, как некая средняя величина, колеблющаяся между 80 и 150 ударами в минуту. Такая среднестатистическая цифра ни о чем не говорит.

В физиологии НОРМОЙ считается оптимальное, т. е. наиболее благоприятное функционирование организма в окружающей среде; эти нормы — температура, частота дыхания и т.

п., могут колебаться (отклоняться) в тех или иных пределах. Отклонения же, НАРУШАЮЩИЕ нормальное функционирование организма, например, температура 39°, ЧСС (у взрослого) 150 ударов в минуту и т. п., являются ПАТОЛОГИЕЙ, вызванной теми или иными воздействиями (внутренними или внешними);

сама эта патология может служить причиной заболеваний, а в особо тяжелых случаях даже привести к смертельному исходу.

Нормой следует считать способность организма ответить адаптивной реакцией на действие раздражении, могущих вызвать заболевание. В частности, способность ответить на охлаждение повышением мышечного тонуса, двигательной адаптивной (приспособительной) реакцией. Неспособность же новорожденного ответить на холодовые воздействия повышением мышечного тонуса следует обозначить состоянием патологии.

Такие дети чаще всего заболевают с необратимым исходом, а интенсивная терапия, рекомендуемая инструкциями Минздрава СССР, обычно лишь ускоряет этот исход. Патологическими являются и те случаи, когда воздействия выходят за границы физиологического стресса, и в третьей фазе реакции наступает не обогащение организма дополнительными энергетическими резервами, а истощение имеющихся.

В акушерстве и педиатрии прочно закрепилось понятие перинатальной патологии, характеризующееся прежде всего физиологической незрелостью новорожденных. А патологию (т. е. болезненные отклонения) нужно ЛЕЧИТЬ, именно поэтому многочисленные инструкции Минздрава СССР требуют интенсивной лекарственной терапии. Данные наших исследований позволили установить, что то, что принято характеризовать как перинатальную патологию, в действительности является состоянием физиологической незрелости.

Как уже говорилось, принятая концепция представляется принципиально ошибочной. Следование этой концепции, широкое применение лекарственных препаратов лишь увеличивают количество физиологически незрелых младенцев и усугубляют их „патологию”.

Да, физиологическая незрелость — это, разумеется, отклонение состояния новорожденного от нормального состояния. Однако мы не считаем такую незрелость БОЛЕЗНЬЮ, так как она может быть полностью ликвидирована (компенсирована). Для этого необходимо прежде всего восстановить нормальный мышечный тонус и нормальную двигательную активность. В первые дни после рождения это возможно лишь через холодовые воздействия — единственную специфическую форму, рефлекторно стимулирующую скелетную мускулатуру у физиологически незрелых и зрелых новорожденных. Холодовое воздействие, притом со значительным перепадом, является, как принято считать, СТРЕССОВЫМ РАЗДРАЖИТЕЛЕМ.

Стресс — это состояние напряжения, характеризующееся энергетическими тратами. Такое состояние может быть реакцией на самые различные раздражители: физические (тепло, холод), химические (например,

лекарства), бактериологические и вирусные, нервные, психологические, а также на мышечные нагрузки.

Реакции организма на всевозможные раздражители, по Г. Селье, однотипны и состоят из трех этапов (фаз):

1) „фазы тревоги”, или катаболической фазы, т. е. распада энергетических резервов, не компенсируемых своевременным восстановлением:

2) „фазы резистентности”, т. е. устойчивости, во время которой процессы распада еще превалируют над процессами восстановления (анаболизма);

3) „фазы истощения”, т. е. истощения энергетических резервов организма.

Наиболее опасна именно последняя фаза. Часто повторяясь, она может привести к различным (в том числе хроническим) заболеваниям. Эту реакцию Г. Селье обозначил как общий адаптационный синдром. Но так как она заканчивается фазой истощения, автор должен был назвать ее „болезнью адаптации”: за адаптацию надо платить.

Мы исходим из того, что адаптация — это реакция физиологоморфологического преобразования организма и его частей, в результате которой не истощаются, а повышаются его структурно-энергетические потенциалы, т. е. его энергетические резервы. Эта форма приспособительной реакции осуществляется при действии стрессовых раздражении среды, потому что вызываемые ими энергетические траты окупаются выше исходного уровня энергетическими приобретениями, избыточностью анаболизма (восстановительных процессов). В результате — спиралеобразный переход развивающегося организма на новый, более высокий уровень упорядоченности и более высокий уровень потенциальных рабочих возможностей.

А. В. Суворову принадлежит высказывание: „Утомлять тело свое, чтобы укрепить оное больше”. В этом и заключается принцип избыточной окупаемости, сущность энергетического правила скелетных мышц. „Утомление”, однако, не должно быть чрезмерным; объем нагрузок должен определяться в зависимости от возраста и физиологического состояния организма и прекращаться, как только возникают первые признаки утомления. Лишь в этих случаях течение восстановительных процессов может быть полноценным и избыточным.

Установленная нами РЕАКЦИЯ ФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО СТРЕССА также распадается на три фазы:

1) анаболическая фаза, сравнительно короткая, когда организм как бы интенсифицирует избыточность восстановительных процессов, мобилизуясь для предстоящей высокой активности, двигательной или иной;

2) переход на новый, более высокий уровень энергетических затрат по сравнению с исходным уровнем в состоянии покоя; если при этом объем активности достаточен, то высокие энергетические траты (катаболиче- ские процессы) сочетаются с восстановительными процессами с некоторым избытком;

3) избыточный анаболизм; он более продолжителен по сравнению с первой фазой и обогащает организм новыми энергетическими ресурсами и увеличивает границы адаптации.

Отметим, что реакция организма в целом на физиологический стресс определяется совокупностью реакций отдельных подсистем организма, и прежде всего реакцией скелетно-мышечной системы, или, точнее, нервных центров, ее иннервирующих. Нервные центры в свою очередь изменяют функциональную деятельность остальных систем организма: дыхательной, сердечно-сосудистой, терморегуляционной, иммунобиологической и др. Кроме того, эти реакции неодинаковы в различные возрастные периоды.

Как же оценить степень выраженности двигательной активности у новорожденных? Какой критерий положить в основу классификации физиологически незрелых младенцев в зависимости от степени этой незрелости? Критерий этот должен быть объективным и не должен ограничиваться лишь регистрацией незрелости; он должен быть учтен для принятия необходимых мер компенсации незрелости БЕЗ ПРИМЕНЕНИЯ КАКИХ-ЛИБО ЛЕКАРСТВ.

Мы предлагаем родившегося в состоянии мышечной гипотонии, неспособного в связи с этим реализовать полноценное дыхание, независимо от начального веса при рождении сразу же окунуть с головой в воду, температура которой 6-8°, и тут же вынуть. При нерезко выраженной физиологической незрелости и мышечной гипотонии достаточно двух-трех окунаний, чтобы повысить мышечный тонус и тем самым добиться полноценного внеутробного дыхания.

Уже в родильной комнате положенный на стол новорожденный может быть подвергнут воздействию холода. К различным участкам его тела прикладывается широкий тонкостенный („химический”) стакан, в который налита водопроводная вода и брошены кусочки льда (температура воды составляет 3—5°). Повышение мышечного тонуса младенца врач (акушерка) может при этом чувствовать пальцами и зафиксировать время, в течение которого эта реакция заметна. Как только реакция прекращается, холод убирается. Как ни странно, ребенок реагирует на холод как бы „удовольствием”; действительно, „согреть” физиологически незрелого новорожденного можно ТОЛЬКО ХОЛОДОМ. При воздействии холода температура в прямой кишке в зависимости от степени выражения тонуса

ПОВЫШАЕТСЯ на несколько десятых градуса (иногда до одного градуса).

Степень физиологической незрелости можно оценить по времени. в течение которого длится адаптивная реакция на холод (это может выражаться не только в повышении мышечного тонуса, но и в попытке младенца начать двигательную активность).

По продолжительности реакции приспособления на холод можно выделить три степени физиологической незрелости. Первая (тяжелая) степень, когда адаптивная реакция длится не более 10 секунд. Вторая (средняя) степень, когда реакция длится несколько десятков секунд. Третья, сравнительно легкая степень физиологической незрелости, когда реакция длится минуту и более. Во всех случаях при прекращении воздействия холода наступает фаза избыточного восстановления (третья фаза по нашей классификации). А так как третья (анаболическая) фаза сопровождается обычно положительной эмоцией, то вторым критерием, оцениваемым глазом, может служить реакция младенца на грани удовольствия; это видно по выражению лица новорожденного.

Подобно тому, как взрослый, занимающийся физической культурой, должен ежедневно проделывать определенные комплексы упражнений, это следует соблюдать и для младенца с первых дней его жизни. Приобрести высокий диапазон адаптации можно только путем систематических холодовых воздействий.

Мы уже подчеркивали важность раннего прикладывания новорожденных к материнской груди. Особенно важным представляется это условие для физиологически незрелых младенцев независимо от их веса при рождении. Следует не только приложить ребенка (одетого) к груди матери, но и вложить сосок в его ротик. Даже если сосательный рефлекс еще не реализуется, ребенок должен находится у материнской груди не менее 10 минут, чтобы через соответствующее запечатление (импринтинг) не погасить у девочек будущий материнский инстинкт, а у мальчиков — дальнейшее развитие половой системы. Если ребенок еще не способен высасывать грудь, его необходимо затем накормить (через зонд) сцеженным молозивом матери или другой женщины. Чем меньше вес младенца, тем меньше он должен получить молока; о достаточности кормления можно судить по началу излияния молока обратно через ротик.

Физиологически незрелые дети меньшего веса должны кормиться чаще, иногда до 12 раз в сутки. После перевода из родильного отделения физиологически незрелых детей тоже не следует отделять от матери. В отличие от физиологически зрелых эти младенцы не заявляют криком о том, что введенное в желудок молоко уже переварено. Но по изменению мимики можно заметить, что ребенок уже „проголодался”, и начать подготовку к очередному кормлению.

Эта подготовка сводится к распеленанию, подмыванию ХОЛОДНОЙ водой из-под крана и обливанию ею же в течение такого времени, пока он отвечает повышением мышечного тонуса. Это повышение каждая мать (или соответственно проинструктированная медсестра) легко ощущает пальцами. Такую процедуру следует повторять не менее 3-4 раз в день. Мать должна быть убеждена, что согреть своего малыша она может только ХОЛОДОМ. По окончании обливания младенца следует обтереть фланелевой пеленкой, одеть (в свободную одежду!) и приложить к груди. Накормив (грудью или через зонд), уложить в детскую кроватку, расположенную рядом с кроватью матери, и укрыть (завернуть) легким одеяльцем, причем температура воздуха под одеялом не должна быть выше температуры самого младенца.

Отметим, что одеяло, каким бы „теплым” оно не было, не является источником тепла, а лишь ограничивает теплоотдачу ребенка в окружающее пространство.

Благодаря развитию в условиях холодовых воздействий ребенок сам создает подкожный теплоизоляционный слой, тем более выраженный, чем лучше развита скелетная мускулатура. Такой ребенок уже к месячному возрасту может оставаться голеньким или в свободной распашонке при комнатной температуре (18-20°) до 20 минут и уже в роддоме начинает прибавлять в весе за счет увеличения массы скелетных мышц, в связи с повышением мышечного тонуса. У многих таких детей появляется и способность осуществлять сосательный рефлекс. А по возвращении домой мать должна продолжать все описанные процедуры. начатые в роддоме.

Первые три дня дома ребенка следует перед очередным кормлением погружать в ванну с головкой на 3-5 секунд, повторяя эту операцию до 3 раз в сутки. Не следует опасаться, что ребенок захлебнется или вдохнет воду в легкие, ибо при полном ВЕРТИКАЛЬНОМ погружении в воду происходят рефлекторная остановка дыхания, перекрытие ушей и воздушных ходов вначале на 5-6 секунд, к шестимесячному возрасту до 30 секунд, а к году до 40 секунд (а вовсе не до нескольких минут, как говорится в некоторых популярных брошюрах!).

Распространено мнение, что ребенок может плавать уже с первых дней жизни („раньше плавать, чем ходить”). ЭТО НЕВЕРНО. Научиться координировать сложные (плавательные) движения ребенок может не ранее, чем в 2,5-3 года. Однако плотность (удельный вес) тела грудного ребенка с нормально развитыми легкими и незаполненным желудком может быть ниже плотности воды, а попадая в прохладную воду, ребенок увеличивает частоту двигательной активности ручками и ножками и потому может „держаться” на поверхности воды в течение какого-то времени. Но совершенно необходимо, чтобы (левая) рука матери поддерживала его, т. е. находилась под спинкой ребенка, а пальцы другой руки (сверху) оценивали степень повышения мышечного тонуса, и как только тонус начнет снижаться (а одновременно снижается и частота двигательной активности), ребенка следует вынуть из ванны. Таким образом, длительность активной мышечной реакции определяется самим ребенком! Ребенок и определяет оптимальное время, в течение которого накапливаются избыточное восстановление энергии и сочетаемая с ним положительная эмоция. А по истечении месяца (или около того) ребенок уже САМ показывает свое желание погрузиться в воду. например, ручкой в направлении ванной комнаты, т. е. как бы „просит”, чтобы его погрузили в воду. Тогда можно постепенно снижать температуру воды, доводя ее до 22°, а затем до 20° и даже до 18°. Целесообразная длительность пребывания в воде при этих температурах та же: до тех пор, пока продолжается повышение мышечного тонуса.

Отметим еще, что температура воды 24° или даже (после некоторого привыкания) 18° воспринимается младенцем как БОЛЕЕ ХОЛОДНАЯ, чем его собственная температура, и вызывает повышение мышечного тонуса. А температура воздуха 34° (или еще выше) способствует, наоборот, СНИЖЕНИЮ мышечного тонуса, а потому ВРЕДНА для ребенка физиологически незрелого.

Некоторые родители за отсутствием ванны обливают ребенка холодной водой из ведра. Однако при этом невозможно своевременно заметить окончание повышения мышечного тонуса и, следовательно, невозможно установить оптимальное время воздействия холодной воды; это также исключает возможность реализовать периодически осуществляющийся двигательный (динамический) компонент нагрузки на скелетную мускулатуру.

ПЛАВАНИЕ грудных детей в специальных бассейнах при поликлиниках мы считаем вредным по ряду причин. Во-первых при этом резко нарушается режим (необходимо везти ребенка в поликлинику, лишать его сна и нарушать режим кормления); во-вторых, в бассейн входят одновременно НЕСКОЛЬКО матерей со своими детьми, значит, необходимы сложные меры гигиены; наконец, и это главное, принятая в этих бассейнах температура воды (до 36°), безусловно, вредна для младенцев. Такая температура исключает возможность стимуляции скелетных мышц, а это отнюдь не способствует ни компенсации физиологической незрелости, ни повышению иммунобиологической устойчивости ребенка.

Физиологическая незрелость возникает нередко у новорожденных, появившихся на свет физиологически зрелыми, в связи с поздним прикладыванием к груди матери. Если своевременно принять необходимые меры, в том числе меры закаливания, физиологическую незрелость удается в значительной мере компенсировать уже к концу первого месяца жизни; рефлексы, в частности пяточный и кремастерный, хорошо выражены, ребенок уверенно опирается пятками на ладонь взрослого или на другую опору. Следует особо отметить развитие у младенца сосательного рефлекса, благодаря которому у матери не прекращается лактация, и она может кормить ребенка до годовалого возраста.

Сосательный рефлекс обычно вырабатывается у физиологически незрелых младенцев к двухмесячному возрасту, если, разумеется, перед каждым кормлением (через зонд) прикладывать ребенка к груди и вкладывать ему в рот сосок матери.

Ребенок, родившийся с весом 3,5 кг, прибавляет к концу первого месяца жизни 1 кг и более; лежа на животе, хорошо поднимает головку; большинство детей начинает „гулять”, как бы создавать свой собственный язык задолго до начала членораздельной речи. Тем самым как бы устанавливается контакт с матерью, которая начинает „понимать” оттенки звучания голоса младенца и соответственно его потребности. Некоторые дети уже в месячном возрасте могут стойко удерживать головку в вертикальном положении, хотя обычно эта способность развивается к полутора месяцам. Наконец, после месяца проведения процедур (холодовых) закаливания повышается иммунитет ребенка к заболеваниям; как правило, ребенок не болеет и в дальнейшем, он остается здоровым. Особенно эффективны холодовые воздействия для детей, заболевающих рахитом и имеющих склонность к разного рода аллергиям.

ЗДОРОВЬЕ, по определению, принятому Всемирной организацией здравоохранения, это „степень физического, духовного и социального благополучия”. Здоровое состояние ребенка или общепринятое понятие „нормы” может быть достигнуто закаливанием, описанными выше холодовыми воздействиями, начиная с первых дней жизни. Закаленный ребенок полноценно осуществляет переходы в следующие возрастные периоды, постепенно расширяя взаимодействие со все новыми условиями среды, и достигает состояния „психосоциальной и биологической жизнеспособности” (по В. П. Казначееву).

При осуществлении всех описанных выше воздействий дети с врожденной физиологической незрелостью достигают к годовалому возрасту веса 9—10 кг так же, как и дети, родившиеся физиологически зрелыми, и так же, как родившиеся с весом 1,8—2 кг. Подавляющее большинство наблюдавшихся нами детей с врожденной физиологической незрелостью, которые на первом году жизни подвергались этим воздействиям, почти не болели. Следует обратить внимание на то, что эти дети по особенностям своей физиологии и устойчивости к заболеваниям значительно превосходят детей, родившихся физиологически зрелыми, но не закалявшихся.

Истории известны многие выдающиеся личности, родившиеся физиологически незрелыми, назовем, например, Врубеля, Гете, Канта, Ньютона, Суворова... С тех пор детская смертность, по крайней мере в цивилизованных странах, снизилась во много раз. Ныне сохранение жизни, здоровья, обеспечение нормального развития физиологически незрелых младенцев не представляют особых трудностей.

Мы не имели возможности исследовать детей, родившихся с весом менее 1,7 кг. Ясно, однако, что диагностическая и прогностическая оценки судьбы таких младенцев должны производиться не только по их морфологии (весу и длине тела), но прежде всего по физиологическим признакам. В частности, по оценке способности отвечать адаптивной реакцией повышения мышечного тонуса на приложение холода (тонкостенного стакана, наполненного холодной водой) к различным участкам тела.

В заключение мы ответим на вопросы, наиболее часто задававшиеся родителями:

Можно ли пользоваться такой формой закаливания, как „моржевание”, т. е. погружение ребенка в прорубь?

В самом деле, многие родители, не очень прислушивающиеся к советам педиатров, пользуются этим средством. Да, погрузить ребенка в возрасте нескольких недель в холодную воду (4-6°) можно, но необходимо ТОТЧАС ЖЕ извлечь его. Никаких отрицательных последствий для ребенка не будет. Но при этом следует тщательно контролировать (пальцами) длительность повышения мышечного тонуса: ребенок может в своей реакции перейти границы физиологического стресса и завершить ее фазой истощения. Повторяем: мгновенное погружение возможно, но отнюдь не обязательно.

Можно ли погружать голые ножки младенца в снег?

Когда ребенок уже приобрел способность опираться ножками на опору, его можно поставить на кучу снега, насыпанного на стол. Однако держать его на снегу можно лишь до тех пор, пока пальцы матери ощущают повышение мышечного тонуса. Ребенок, способный уже опираться ножками на опору, получает, стоя ножками на снегу, положительную эмоцию („удовольствие”).

Можно ли растирать тельце ребенка снегом?

Можно. Однако также, лишь контролируя пальцами повышение мышечного тонуса, и не долее. При растирании снегом кожная поверхность ребенка не бледнеет, как можно было бы ожидать, а розовеет. Впрочем, об этом явлении мы уже говорили. Но погружение ребенка в ванну с водой комнатной температуры (об этом также говорилось) полезнее, ибо при этом достигаются не только статическая, но и динамическая нагрузки на скелетные мышцы младенца.

Описанные методы закаливания и организации гигиенических условий, опирающиеся на анализ специфических особенностей физиологии новорожденных, являются не только эффективной мерой компенсации состояний физиологической незрелости, они являются также профилактикой различных состояний патологии как в периоде новорожденности, так и в будущем.

Проблема компенсации состояний физиологической незрелости имеет жизненно важное значение для государства и для человечества в целом. Решение ее — это в то же время решение проблем профилактики сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний, реальная и эффективная мера профилактики нервных, психических отклонений вплоть до дебильности и духовной инфантильности.

В 1950 г. в нашей стране было около 20% физиологически незрелых новорожденных. В 1985 г. их оказалось более 90%. Эта статистика весьма тревожна. И хотя значительная часть родившихся физиологически незрелыми впоследствии выравнивается, уровень детской смертности у нас все еще намного выше, чем в большинстве цивилизованных стран, В 1988 г. СССР занимал отнюдь не почетное 56-е место в мире. А особенно тревожным является факт появления огромного количества детей- олигофренов.

Очевидно, необходимы не только меры компенсации физиологической незрелости новорожденных, но и меры по ее предупреждению.

Об этом в следующей брошюре.

<< |
Источник: И.А. Аршавский. Ваш ребенок.У истоков здоровья. Москва1992. 1992

Еще по теме Меры компенсации физиологической незрелости:

  1. Рождение ребенка. Физиологическая незрелость
  2. Физиологическая незрелость — источник всех недугов
  3. МЕРЫ ПО ИЗБЕЖАНИЮ УСКОРЕННОГО ИЗНОСА ОРГАНИЗМА (ФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ САМОСОХРАНЕНИЕ)
  4. Компенсация
  5. Второй период ТЧМТ (ранней компенсации)
  6. Рафинированные продукты и компенсация их вредного действия
  7. СИМПТОМЫ, СИНДРОМЫ И МЕРЫ ОКАЗАНИЯ НЕОТЛОЖНОЙ ПОМОЩИ
  8. Общие меры лечения 
  9. Меры лечения воспаления легких 
  10. Оценка состояния больного и первичные стабилизационные меры
  11. ДРУГИЕ МЕРЫ ВМЕШАТЕЛЬСТВА ДЛЯ БОРЬБЫ С НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ ЖЕЛЕЗА
  12. ДРУГИЕ МЕРЫ ВМЕШАТЕЛЬСТВА ДЛЯ БОРЬБЫ С НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ ЖЕЛЕЗА
  13. Глава 2. КРАТКИЕ АНАТОМО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ
  14. Физиологические роды
  15. Физиологическая прибавка веса
  16. АНАТОМО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПИЩЕВАРИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ
  17. Физиологические потребности и рекомендуемые величины потребления
  18. Физиологические потребности и рекомендуемые величины потребления