<<
>>

Случай 5

На консультацию пришла 50-летняя незамужняя женщина. Три врача посоветовали ей хирургическое удаление фибромы, достигавшей размеров грейпфрута, которого ей хотелось бы избежать.

Она жаловалась на нарушение пищеварения, изжогу, тошноту и хронический запор.

Жаркая погода и солнце вызывали у нее головные боли, но так же плохо она переносила и холод. За исключением высокого артериального давления 200/130, никаких других объективных симптомов у нее не было. Она жила с замужней сестрой и была очень привязана к своему 15-летнему племяннику, практически была для него второй матерью. Кроме племянника близких родственных отношений у нее ни с кем не было. Она чувствовала отвращение к мужу своей сестры, людям в целом и отказывалась от социальных контактов. Она была грустной, меланхоличной, подавленной и пессимистичной, чрезвычайно пугливой с посторонними и старалась избегать людей, как посторонних, так и знакомых. Из-за сильных головных болей она не могла выполнять умственную работу. Когда ей было 36, она собралась выйти замуж, но жених покинул ее за месяц до венчания.
С тех пор она стала грустной и тревожной, у нее появились сердцебиения и дрожь, вызывавшиеся воспоминаниями о человеке, который ее предал. Хотя она была замечательной пианисткой, она не могла играть на фортепиано из-за парализующих ее приступов паники.

Представленных общих и характерных симптомов было недостаточно для индивидуализации, но сама по себе жизненная ситуация хорошо определяла ее характеристику. Психические симптомы, которые выявлялись в ее поведении, плюс несколько общих симптомов и модальностей составили следующую клиническую картину:

застенчивость;

отвращение к членам семьи;

отвращение к определенным людям;

тревога при игре на фортепиано;

ухудшение от тепла;

головная боль после пребывания на солнце;

диспепсия.

Эти семь симптомов четко указывали на Natrum carbonicum, который и был ей назначен в виде 2 °C, 10М, 50М потенций.

Через шесть лет после ее первой консультации и целого года приема плацебо она продолжала приходить в мой кабинет, объясняя это тем, что не хочет набирать вес.

Фиброма полностью исчезла, пищеварение нормализовалось, она хорошо спала, и другие симптомы не появлялись. Она до сих пор живет со своей сестрой, причем чувствует себя счастливой и довольной. Она поддерживает сердечные взаимоотношения с семьей и друзьями. Я думаю, что страх набрать вес основывается на том факте, что все у нее складывается слишком хорошо. У нее стройная фигура (вес 55 кг при росте 155), которой все восхищаются, но она и в дальнейшем не хочет терять форму. Сейчас ей 56, и она чувствует себя молодой, живой, сильной и здоровой и с энтузиазмом относится к жизни, а основной причиной, по которой она продолжает приходить в мой кабинет, кроме чувства благодарности за полное излечение, является стрax потерять эту замечательную жизнь.

Диагноз никогда не должен основываться на догадках, дедуктивных выводах, касающихся патофизиологических механизмов, лабораторных тестах или на чем-либо ином, кроме тщательного изучения функциональных психических и физических симптомов.

Патология не может представить элементы, необходимые для индивидуализации, они исходят исключительно из динамической функции личности. Но, чтобы выявить истинные психические симптомы, необходимо понять всю совокупность жизненных обстоятельств пациента и интерпретировать их с помощью логики и здравого смысла с целью обнаружить подлинные психические реакции и даже общие симптомы, скрывающиеся за защитным камуфляжем.

Например, у меня была пациенткаSepia, скрывавшая свое недовольство, отсутствие силы воли, равнодушие и проецировавшая свою собственную антипатию на супруга. Она утверждала, что это ее супруг холоден, не любит ее и хочет оставить. В качестве первичной стратегии самозащиты Sepia с крывает сексуальную фригидность, ощущение потуг в области половых органах и признаки, свидетельствующие о недостатке физических сил. Ее моральные метания приводят ее на грань суицида — того, что никогда не принесет ей облегчения из-за отсутствия силы воли.

Однако опытный гомеопат выявит истинную психологическую картину пациентки, которая неожиданно начинает рыдать в кабинете врача и больше выражением лица и стонами, чем словами, выражает ту внутреннюю борьбу, направленную на подавление своих агрессивных импульсов, которая не воспринимается ее сознанием, а обращается против мужа, детей и дома, из которого она хотела бы исчезнуть и найти убежище в одиночестве.

Я видел пациентку Arsenicum, утверждавшую, что она ничуть не боится смерти, но которая позже смущенно созналась, что не верит в свое излечение, а в одиночестве у нее возникает предчувствие смерти с ощущением, что, случись у нее острое заболевание или необходимость в операции, она этого не переживет.

Я видел пациента Lycopodium, скрывавшего желудочные и печеночные симптомы исключительно потому, что поводом, вызывавшим сильное беспокойство в эпигастрии, генерирующим основные симптомы Lycopodium, были разногласия с женой, к которой пациент был очень привязан и не решался разобраться с проблемой своей невротической зависимости, обусловленной хроническим комплексом неполноценности.

Я мог бы привести еще множество примеров, демонстрирующих настоятельную необходимость характеризовать клиническую картину, используя минимум симптомов с максимальной пользой, позволяющих пролить свет на личность пациента.

<< | >>
Источник: Томас Пабло Паскеро. Гомеопатия0000. 0000

Еще по теме Случай 5:

  1. ПРИМЕРЫ СЛУЧАЕВ
  2. Случай 3
  3. ПРИМЕРЫ СЛУЧАЕВ
  4. Случай 3.
  5. СЛУЧАЙ 28
  6. СЛУЧАЙ 29
  7. Случай 2
  8. ДЕТСКИЙ СЛУЧАЙ
  9. СЛУЧАЙ 33
  10. Случай 4
  11. СЛУЧАЙ 30
  12. СЛУЧАЙ 11
  13. СЛУЧАЙ 32
  14. СЛУЧАЙ 2
  15. СЛУЧАЙ 18
  16. СЛУЧАЙ 7