<<
>>

ПСИХИЧЕСКИЕ СИМПТОМЫ В ГОМЕОПАТИИ (1953)

Каждый гомеопат знает, что определенные черты характера пациента отражают суть его хронического заболевания.

В повседневной практике он наблюдает, как видоизменяются симптомы пациента под влиянием его личности, тем самым подтверждая, что симптомы имеют не только органическую природу.

Из опыта он знает, что эмоции влияют на функции тела, и наоборот, и все же у него нет четкого представления о связи тела и психики. Сильное механистическое влияние медицинской школы создает привычку отделять психику от физико-химических механизмов, регулирующих органические функции. Забавно, что даже современное психосоматическое направление стало отдельной специализацией медицины, как будто душа и тело являются двумя отдельными реальностями, а их взаимосвязь не является изначально присущей им характеристикой.

В параграфе 15 Органона Ганеман рассматривает функцию духовной силы как субъективного аспекта функции тела, таким образом не соглашаясь с картезианским делением на тело и душу:

«Заболевание патологически расстроенной духовной силы (жизненной силы), которая невидимо изнутри оживляет наше тело, и совокупность вызванных ею распознаваемых извне симптомов представляют собой одно целое, они нераздельны и тождественны.

Организм как материальный инструмент жизни немыслим без инстинктивно чувствующей и управляющей им жизненной силы, равно как и последняя немыслима без организма; поэтому и тот и другая составляют одно целое, хотя наш ум и делит эту единицу на два понятия для удобства суждения о ней» (6-е изд.).

По мнению Беннингаузена, жизнь души — это феномен, сопровождающий органическую жизнь. Душа неотделима от тела. Душа придает смысл телу, а тело является тем проводником, посредством которого душа себя выражает. Психологические и органические феномены являются выражением одного и того же события — жизни.

Из этой души, динамики, психики или разума, где содержатся элементы, объединяющие организм в единое целое, гомеопаты выделяют психические симптомы, выражающие общую реакцию пациента.

Но что это за психические симптомы, и почему они представляют органическую целостность человека? Более того, какой смысл имеют метафизические термины «душа» и «дух» для современной научно ориентированной медицины?

Занимаясь лечением хронических заболеваний, врач ясно видит, что больными являются не отдельные органы, а пациент в целом. Больной не может приспособиться к своему окружению, выражая свое противоречие многообразным языком органов. Врач должен понять причину «конфликта», т. е. обнаружить глубокий внутренний смысл данной, конкретной формы заболевания.

Человеческий разум, наивысшее творение Создателя, помимо наших животных инстинктов содержит ассоциативную память и способность решать практические вопросы. Он является важнейшим органом сознания, поэтому при заболевании он также играет особую роль. Мы не можем сказать, что организм заболел. Человек — это не организм, хотя он и обладает организмом; человек — это больше, чем организм, человек — это организм плюс что-то еще. Медицина не может быть просто биологической, она должна быть антропологической. Антропология — это биология человека, т. е. биология, включающая в себя физический, умственный и духовный аспекты.

Поскольку психические симптомы объединяют клиническую картину заболевания в единое целое, Ганеман присвоил им высший ранг в своей иерархии симптомов. Психические симптомы делятся на три категории: воля, разум и память. Из этих трех наивысший ранг имеют симптомы, относящиеся к воле, поскольку это автоматические реакции индивидуума на органические импульсы и ощущения. Они появляются из бессознательных глубин сознания индивидуума, из жизненного динамизма, который управляет структурой, функцией и взаимосвязями тканей и органов.

Бессознательное напряжение, которое мы называем инстинктом, является психическим выражением эмоционального желания, передающего потребности клеток в сознание. Вот почему органическое желание (глубокая необходимость, которая появляется в сознательном эго в качестве мотивации к действию) наилучшим образом определяет способ существования и суммирует индивидуальную картину симптомов.

Чтобы выявить симптомы, имеющие отношение к воле, да к тому же вытянуть их из пациента, который (скорее всего, непреднамеренно) скрывает правду или даже бессознательно враждебно настроен по отношению к врачу, необходимо знать структурную организацию психики.

Симптомы, описанные в гомеопатической литературе и полученные из испытаний лекарств, переписываются из руководства в руководство без систематизации или хотя бы схематической классификации.

Они не предлагают интерпретации фактов, которые помогли бы нам понять вызывающий их механизм, поэтому их нельзя отнести к какой-либо определенной теории или личности.

И это легко понять, если рассматривать учение Ганемана как чисто биологическое. Основной его принцип гласит: болезнь является нарушением вибрации жизненной энергии, нарушением ритма, которое вызывает повреждения во всем организме — сначала физиологические изменения, затем местное органическое нарушение функций, и, в конце концов, структурные нарушения тканей. Анатомическим субстратом, патологией как таковой являются морфологические последствия процесса, который начался из-за глубокого шока, испытанного жизненной силой.

Жизнь — это характерное свойство клеток, но не каждой клетки в отдельности, поскольку они не могут жить без организма. Несмотря на смерть отдельных клеток, жизнь продолжается, но в другой форме.

В том глубочайшем источнике, где обнаруживаются причины нарушения жизненного ритма, болезнь тесно связана с динамикой личности. Поэтому необходимо установить различия между нашим внутренним «я» и его «личиной».

Личина, это то, как мы выглядим со стороны. В терминах человеческих взаимоотношений, это наше социальное лицо, та маска, которую мы надеваем, чтобы соответствовать окружающему миру. Это миф, в котором каждый из нас живет, стремясь завоевать уважение окружающих, миф об успехе и самоутверждении.

Внутреннее «я» — это то, чем мы являемся в глубине души, то, что обуславливает наше настроение, выражает наши бессознательные желания, то, откуда происходит наша мотивация к действию. Из глубин внутреннего «я» появляются мысли и решения, значительно более властные, чем могло бы создать наше сознание.

Наиболее полное описание психодинамики дает теория психоанализа. Фрейдовское деление психики на сознательное и бессознательное является ценнейшим вкладом в медицинскую мысль. Между телом и нашим сознательным «эго» существует еще один, инстинктивный компонент человеческой жизни, которым пренебрегает патологически ориентированная медицина.

Сиденгам называл его невидимым homo interior. О нем же писал Корвизар (1755–1821), утверждая, что между физическим существованием человека и его моралью существует невидимая связь. Фрейд дал этому феномену название «ид», подразумевая под ним инстинктивную, или бессознательную, область психики или группу первичных иррациональных импульсов, основным источником которых служат агрессия и сексуальная энергия.

Этот примитивный «ид» руководствуется удовольствием. Он стремится реализовать свою энергию через любовь, ненависть или агрессию и остается равнодушным к принципам, составляющим интересы общества, предпочитая свободное выражение инстинктов.

«Эго» представляет собой модификацию, которой должен подвергнуться «ид» при столкновении с требованиями внешнего мира. Оно старается примирить биологический, подсознательный мир, который руководствуется удовольствием, с объективными требованиями внешнего мира. Индивидуум должен адаптироваться к своему социальному окружению, так же как отдельная клетка — ко всему организму. Из-за работы по психической и физической адаптации «эго» находится в состоянии постоянного конфликта с подсознанием, с одной стороны, и с окружающей средой — с другой.

Кроме того, на первичные импульсы «ида» накладывает свои ограничения еще одна область психики, которую Фрейд назвал «суперэго».

Таким образом, в сознательном «эго» сталкиваются две противоположные силы: одна из них — инстинктивная энергия, а другая — моральные принципы, внушаемые родителями, учителями, обществом, культурой и религией, где зарождаются и процветают духовные ценности.

Психика включает в себя множество процессов, часть из которых направлена на подчинение и включение инстинктов в более сложные механизмы в соответствии с требованиями социальной и духовной жизни. «Эго» является сознанием, «ид» — инстинктом, а «суперэго», которое духовно выше, — моральным сознанием. Это три устойчивые формации, выделенные из недифференцированной массы импульсов и тенденций, которые Ганеман называл жизненной силой, Фрейд — либидо, или жизненным инстинктом, а Бергсон — elan vital (жизненным порывом).

Тогда то, что мы называем «душой», является не неким трансцендентным состоянием человеческого существа, достигшего высших ступеней развития, а способностью осознавать самих себя в качестве субъектов и объектов внутри мира, с реальностью которого мы должны совладать.

«Эго» борется с эротическими и агрессивными инстинктами, которые стараются прорваться в сознание.

Одновременно оно должно бороться и против чувств, связанных с этими инстинктами, такими, как любовь, ненависть, зависть, ярость и возмущение. Если «эго» не способно сохранить равновесие, появятся невротические симптомы, т. е. различные примиряющие стратегии, используемые «эго» для защиты от инстинктов.

Поэтому врач должен хорошо понимать процессы, происходящие внутри личности, признаки которых в большей или меньшей степени присутствуют у каждого пациента. Гомеопат работает с симптомами, прошедшими через «примиряющее эго», можно сказать «фальсифицированными», т. е. теми самыми примиряющими мерами, предназначенными для защиты от инстинктов и карающей цензуры «суперэго», что делает затруднительным выявление истинных психических симптомов. Гомеопат должен их не только услышать, но попытаться «увидеть» и распознать, несмотря на «эго» пациента.

Тоска, тревога, страхи, фобии и навязчивые идеи являются продуктом той беззащитности и ощущения риска, среди которых живет «эго» из-за борьбы между «суперэго» и инстинктивными импульсами.

Одним из механизмов, используемых «эго» для своей защиты, является подавление, при котором пациент совершенно не осознает свои инстинкты. Другим является истерия, когда пациент конфликтует со своими инстинктами, локализованными в одном или нескольких органах, что приводит к физическим симптомам.

Еще одним частым механизмом защиты являются компенсаторные ответы. Например, дружелюбие, доброта, альтруизм, высокие моральные качества, религиозность, высокомерие, гордость, сарказм или ирония могут маскировать прямо противоположные качества.

Помимо прочего пациенты могут проецировать свое неприятие, возмущение или вину, которые они чувствуют, на других людей, в результате чего сами же чувствуют себя отверженными, обиженными или униженными.

Подобную проекцию мы встречаем у Lachesis в виде характерного симптома — ревности. Пациентка, находящаяся в менопаузе, может, не сознавая этого, ощущать ревность. Выбросив сексуальные желания из сознания, Lachesis проецирует этот усилившийся импульс на своего супруга, которого обвиняет в неверности.

Эти и другие защитные механизмы, такие, как возврат на более раннюю стадию развития и изоляция, эффективно защищают больных неврозом от их собственных импульсов.

Защитные механизмы фиксируются в характере пациента в виде характерных черт, забирая значительную часть энергии пациента, таким образом не только лишая его удовольствия от работы и жизни, но и маскируя его истинное состояние. Неудивительно, что существуют пациенты, которые не желают лечиться и подсознательно предпочитают болезнь, поскольку болезнь служит им щитом от опасных деструктивных импульсов. Таким путем они нивелируют свое чувство вины и потребность в мазохизме, которого требует «суперэго».

Я наблюдал пациентку, у которой были все физические симптомы Natrum muriaticum и ни одного психического. Фактически ее психические симптомы были противоположны Natrum muriaticum: она была особенно добра и покорна своему мужу. Более того, она убеждала меня, что не переживет, если разлучится с ним хоть на мгновение, что его любовь наполняет ее радостью и счастьем, что ей нравится находиться на людях и что она хорошо отзывается на похвалу и привязанность. Само воодушевление, с которым она это рассказывала, вызывало подозрение, и действительно, она закончила разговор в слезах. Легче всего разобраться в случае, когда пациент сам рассказывает о себе.

У другого пациента я наблюдал все физические симптомы Lycopodium и так же — ни одного психического. В глубине души этого активного, оптимистически настроенного, уверенного в себе и даже несколько высокомерного экстраверта, человека с хорошим настроением, скрывалось ощущение глубокого унижения, с которым он боролся и которое изо всех сил пытался спрятать.

Следовательно, чтобы обнаружить истинные психические симптомы пациентов, гомеопат должен хорошо знать варианты защитных механизмов.

Из глубин человеческого существа поднимаются потоки энергии, которые распространяются по всему организму, направляясь от центра к периферии, от более важных, жизненно важных органов к менее важным, от психики к экскреторным органам.

Аналогичный процесс происходит в душе и теле. Либидо Фрейда, направленное от центра к периферии, вызывает такое же психическое облегчение, как и ганемановская жизненная сила при выходе внутренних процессов на поверхность и выведении токсинов. Как Eros Платона и elan vital Бергсона, оба, и либидо и жизненная сила, являются одним и тем же центробежным током энергии, который прекращается лишь с окончательной биологической дезинтеграцией.

Когда это свободное истечение энергии вовне блокируется, возникает заболевание. Ганеман называл его псорой, которая является базовым нарушением, обусловленным подавлением во всех его формах. Слово «эмоция» происходит от латинскогоemovere, что означает «выходить» и выражает физическое высвобождение эротических и агрессивных чувств через все органы, тем же способом, каким выбрасываются болезненные продукты. Как утверждал Ганеман, излечение больного начинается с психики, а затем уже переходит на внутренние органы. Например, у туберкулезных пациентов при развитии психических симптомов исчезают симптомы со стороны легких. Но как только ментальные симптомы ослабевают, легочные симптомы не просто возобновляются, но значительно усиливаются. Ганеман считал вовлечение психики более глубокой и укоренившейся стадией болезненного процесса.

Психологии хорошо известно о существовании корреляции между эмоциями и органами, посредством которых они себя выражают. Так, тоска выражает себя через сердце и легкие, страх — через щитовидную железу, отвращение — через желчь, ярость — через мозговые артерии, алчность — через кишечник, жадность — через желудок, сексуальность — через половые органы и сердце и т. д. Кент также подтвердил их практическую ценность в рамках закона подобия.

Опытный гомеопат знает, что если у пациента с желудочно-кишечными жалобами наступает улучшение, а психические симптомы усиливаются, значит, порядок лечения был нарушен и больному следует назначить антидот.

Когда из органических глубин пациента поднимаются агрессивные, деструктивные инстинкты, т. е. инстинкты смерти, и перевешивают эротические или жизненные инстинкты, это является свидетельством глубокого повреждения «внутреннего ядра» пациента. В организме произошли глубокие нарушения, что выражается такими психическими симптомами, как ненависть, суицидальные и криминальные наклонности, отвращение к людям, включая детей, равнодушие, обида, страх и тревога.

Подобные симптомы указывают на болезненное состояние души, и задача гомеопата — обнаружить их под страдающей личностью пациента, который появляется у вас в кабинете.

<< | >>
Источник: Томас Пабло Паскеро. Гомеопатия0000. 0000

Еще по теме ПСИХИЧЕСКИЕ СИМПТОМЫ В ГОМЕОПАТИИ (1953):

  1. ПСИХИЧЕСКИЕ СИМПТОМЫ В ГОМЕОПАТИИ (1953)
  2. ПСИХИЧЕСКИЕ СИМПТОМЫ И ПОНЯТИЕ «ЦЕЛОСТНОСТИ» В ГОМЕОПАТИИ(1957)
  3. ПСИХИЧЕСКИЕ СИМПТОМЫ И ПОНЯТИЕ «ЦЕЛОСТНОСТИ» В ГОМЕОПАТИИ(1957)
  4. Симптомы как следствие психического процесса деструктуризации; опасности и шансы
  5. Симптомы как следствие психического процесса деструктуризации; опасности и шансы
  6. Глава 7. Психические расстройства непсихотического уровня (пограничные состояния). ОБЩЕЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ПОГРАНИЧНЫХ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВАХ
  7. Глава 9. Лечение и психосоциальная реабилитация психически больных. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ С ПСИХИЧЕСКИМИ РАССТРОЙСТВАМИ
  8. Глава 11. Психические расстройства у больных эпилепсией. ОСОБЕННОСТИ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ ПРИ ЭПИЛЕПСИИ
  9. ДУХ ГОМЕОПАТИИ
  10. ОЩУЩЕНИЕ В ГОМЕОПАТИИ
  11. Гомеопатия
  12. Дух гомеопатии