<<
>>

Нутригеномика и болезни

Более 10 лет назад было установлено, что дефицит фолиевой кис­лоты может быть причиной 70 % дефектов заращения нервной трубки. Кроме того, было установлено, что такой дефицит способствует раз­витию коронарной болезни сердца, различным формам патологии бе­ременности, некоторым формам рака и даже нарушениям умственной деятельности.

Известно также, что около 100 генов прямо или косвенно вовлечены в метаболизм фолатов. При этом главный повреждающий эффект, по-видимому, определяется гипергомоцистеинемией, возника­ющей вследствие нарушения процесса деметилирования гомоцистеина в метионин, в результате дефицита метаболически активной формы фо­лиевой кислоты (тетрагидрофолиевой кислоты) [757].

Проблемы нутригеномики особенно подробно изучены в отноше­нии сахарного диабета 1-го и 2-го типов (см. раздел 6.3). Результаты многолетних наблюдений и генетических исследований, проведен­ных в Финляндии, указывают на то, что доля лиц с высоким риском СД1 по генам локуса HLA снизилась на 20 0%, при этом существенно возросла доля лиц с «протективным» HLA-генотипом (см.

выше). Од­нако, вопреки ожиданиям, за последние 30 лет в стране резко увели­чилась частота СД1. Естественно предположение, что такой подъем заболеваемости СД1 определяется действием каких-то неблагоприят­ных внешних факторов.

Среди наиболее вероятных факторов, принимающих участие в за­пуске процессов разрушения островковых клеток поджелудочной же­лезы, в настоящее время выделяют следующие: 1) латентно протекаю­щие вирусные инфекции, вызывающие иммунную реакцию (коксаки, краснуха) или лизис Р-клетки (паротит); 2) химические агенты и токси­ны, разрушающие Р-клетки (нитрозамины, содержащиеся в некоторых пищевых продуктах, стрептозотоцин и др.); 3) факторы питания (ран­нее употребление коровьего молока); 4) некоторые психоэмоциальные реакции, например стресс.

Установлено также, что частота СД1 находится в прямой зависи­мости от энергетической ценности диеты и в обратной — от доли рас­тительной пищи в ежедневном рационе человека. На основании ана­лиза уже имеющихся мировых данных основные пищевые продукты по степени их риска для развития СД1 подразделены в порядке сниже­ния значимости на 3 основные группы: молоко и молочные продукты, мясо, крупы. Особенно большое значение в плане профилактики СД1 придают питанию ребенка в первые годы жизни. Обращено внимание на выраженный протективный эффект в отношении СД1 материнского молока, что позволяет настоятельно рекомендовать его использование в период перевода ребенка на различные питательные смеси. Таким об­разом, именно нутригеномике сегодня принадлежит решающая роль в первичной профилактике СД1.

Не менее важен потенциальный вклад нутригеномики в профилак­тику и лечение СД2. Известно, что у одних больных СД2 легко коррек­тируется диетой, изменением образа жизни или назначением тех или иных фармпрепаратов. У других такое лечение оказывается малоэф­фективным.

Логично предполагать, что у каждого больного, особенно на ран­них стадиях СД2, в определенной мере будет страдать та или другая генетически и, соответственно, функционально наиболее ослабленная метаболическая система. Поэтому своевременное выявление генети­чески слабого звена — необходимое условие правильно организован­ной персонифицированной лекарственной и диетотерапии СД2 [390].

Таким образом, как и в случае СД1, система профилактики СД2 должна начинаться с тестирования аллельных вариантов генов пред­расположенности с целью отбора лиц групп высокого риска и их последующего научно обоснованного мониторинга. Определенная сложность в отношении СД2 заключается в его большой генетичес­кой размытости. Поэтому, учитывая сравнительно высокую частоту семейных случаев СД2, логично уже на первом этапе провести гене­тическое тестирование больного в семье высокого риска СД2, опреде­лить у него наиболее вероятные сочетания неблагоприятных аллелей и только затем тестировать соответствующие генетические маркеры у других членов семьи, в том числе и у детей.

На этом основании вполне оправданно широкое использование уже имеющихся данных по генетике СД1 и СД2 для профилактики и лечения этих тяжелых заболеваний. Важную роль в их лечении, особенно СД2, принадлежит нутригеномике, которая предоставляет большие возмож­ности для улучшения качества жизни путем прогностического тестиро­вания генов, ассоциированных с определенными компонентами пищи. Необходимы дальнейшие масштабные исследования взаимодействий «ген-диета-заболевание» в условиях международного сотрудничества и на различных популяциях для разработки более детальных программ персонифицированных диетотерапий для больных СД2.

Любые изменения в режиме и качестве питания зачастую неблаго­приятно влияют на здоровье. Так, отмечено, что изменения структуры питания в Китае и Японии в последние годы спровоцировало в этих странах, ранее считавшихся устойчивыми к сердечно-сосудистым за­болеваниям (ССЗ), их рост, прежде всего КБС. Рост числа ССЗ отмечен также у иммигрантов, переехавших в США из Японии и Китая [502].

Интересные наблюдения сделаны и в отношении таких вредных привычек, как курение и употребление алкоголя. На основании мета­анализа 14 обширных работ установлено, что курение удваивает риск КБС, нарушает целостность эндотелия сосудов, увеличивает синтез молекул адгезии, нарушает метаболизм липидов, вызывает воспа­лительные реакции, увеличивает риск тромбоза. Само курение уве­личивает риск КБС в среднем в 1,94 раза (95 %). При этом в случае генотипа АроЕ2/Е3 риск КБС возрастает в 1,64 раза, а у лиц с небла­гоприятным генотипом АроЕ4/Е4 — в 3 раза. Такой синергический эффект курения и аллелей Е гена АРО объясняется их влиянием на скорость окисления липопротеинов низкой плотности (ЛПНП), спо­собствующих развитию атеросклероза и некоторых нейродегенера­тивных заболеваний [502].

Мета-анализ популяционных исследований действия алкоголя поз­волил прийти к достаточно неожиданному выводу: алкоголь в малых дозах (50 мл крепкого напитка или бокал вина ежедневно) оказывает протективный эффект в отношении ССЗ за счет повышения в крови уровня липопротеинов высокой плотности (ЛПВП), но тот же алкоголь в более серьезных дозах и при более частом употреблении провоциру­ет развитие КБС. Определенный защитный эффект от этого серьезного заболевания имеют носители аллеля у2 гена алкогольдегидрогеназы 3 (ADH3), особенно при наличии его в гомозиготном состоянии.

<< | >>
Источник: БарановВ.С.. Генетический паспорт — основа индивидуальной и предик­тивной медицины / Под ред. В. С. Баранова. — СПб.: Изд-во Н-Л,2009. — 528 с.: ил.. 2009

Еще по теме Нутригеномика и болезни:

  1. Глава 2. КАК ЛЮДИ СОЗДАЮТ СЕБЕ БОЛЕЗНИ. ЧТО ТАКОЕ БОЛЕЗНЬ?
  2. Болезнь Глубокого Дыхания - причина проявления симптомов, называемых "болезнями цивилизации"
  3. Глава 10. Ожирение: болезнь болезней
  4. Лекция 12 УСТРАНЕНИЕ СОВОКУПНОСТИ ПРОЯВЛЕНИЙ БОЛЕЗНИ ОЗНАЧАЕТ УСТРАНЕНИЕ ПРИЧИНЫ БОЛЕЗНИ
  5. G30.8 Другие формы болезни Альцгеймера. G30.9 Болезнь Альцгеймера, неуточнённая
  6. Классификация болезни
  7. БОЛЕЗНЬ БОТКИНА
  8. БОЛЕЗНИ ПРИОНОВЫ
  9. БОЛЕЗНИ ТРАНСМИССИВНЫЕ
  10. Глава 7. Болезнь
  11. БОЛЕЗНИ АДАПТАЦИИ
  12. О периодах болезней
  13. БОЛЕЗНЬ ВИЛЬСОНА
  14. МУЖСКИЕ БОЛЕЗНИ
  15. БОЛЕЗНЬ РАВНОДУШИЯ