<<
>>

Эпилепсия

Многочисленные исследования роли разных нейромедиаторных систем в индукции синдрома эпилепсии показали, что наибольший интерес в этом плане представляют нейромедиаторные аминокислоты.

Развитие фокуса эпилептической активности определяется наличием одного или более факторов: снижением порога судорожной активности у группы нейронов (в фокусе), что проявляется изменением внутренних свойств, в частности возбудимости фокальных нейронов; снижением тормозного контроля со стороны ГАМК-ергиче- ской системы; усилением возбудительных связей между нейронами.

Как известно, тормозные интернейроны спинного мозга очень уязвимы и легко поражаются (например, при снижении кровоснабжения). При их гибели мотонейроны становятся более возбудимыми. Полагают, что локализованная ишемия или гипоксия мозговой ткани в коре головного мозга также приводит к потере ГАМК-тормозных интернейронов и увеличению возбудимости пирамидных клеток. В опытах получены морфологические свидетельства гибели тормозных интернейронов на участке повреждения в коре мозга кролика.

Модельные эксперименты на животных показали, что снижение функций ГАМК-ергической системы способствует возникновению судорог. Так, антагонисты ГАМКА-рецепторов — это конвульсанты, например бикукуллин, введенный внутривенно, вызывает у крыс ЭЭГ- активность, похожую на эпилептические разряды. При эпилептических разрядах, вызванных тетанической стимуляцией ткани гиппокампа, медиированные ГАМК ТПСП в клетках снижаются. Усиление же функций ГАМК с помощью бензодиазепиновых транквилизаторов, барбитуратов, ингибиторов нейронального захвата ГАМК, соединений, тормозящих распад или стимулирующих синтез ГАМК, обеспечивает противосудорожный эффект.

Важная роль в индукции эпилепсии принадлежит глутаматерги- ческой системе. Когда нейрон погибает, иннервируемые им клетки становятся более чувствительными к медиатору, высвобождающемуся поврежденным нейроном.

В случае дегенерации пирамидных клеток такой медиатор — глутамат. В экспериментах показано увеличение числа №+-каналов на дендритах мотонейронов спинного мозга после повреждения иннервирующих их аксонов пирамидных клеток. Имеются данные о гиперчувствительности фокальных нейронов коры головного мозга человека к возбудительным аминокислотам. Введение глутамата в определенные зоны мозга может вызвать приступы судорог у животных. Наиболее мощные индукторы судорог — агонисты глутаматных рецепторов—каиновая и квискваленовая кислоты.

Кроме того, в крови эпилептиков значительно повышен уровень антител к белкам глутаматного рецептора. Этот показатель используется для диагностики скрытых форм эпилепсии и оценки тяжести заболевания. Подобное явление, по-видимому, отражает снижение функции гематоэнцефалического барьера при развитии эпилепсии, сопровождающееся выходом в периферический кровоток определенного количества белков рецептора и их фрагментов, что вызывает образование антител к ним. Существует точка зрения, что патогенез эпилепсии подобен патогенезу аутоиммунных болезней мозга, при котором аутоантитела к белкам мозга служат основным повреждающим фактором.

С глутаматергической трансмиссией тесно связана не только возможность индукции судорожных состояний, но и ряд высших функций ЦНС, таких, например, как память. Поэтому эпилепсия не сводится к судорожному синдрому и сопряжена с рядом сложных изменений психики.

Таким образом, важная роль в индукции эпилептического синдрома принадлежит глутамат- и ГАМК-ергическим системам. Нарушения активности других нейромедиаторных систем могут быть этиологическими факторами эпилепсии, однако прямых доказательств этого нет.

Холинергическая система. Аппликация агониста ацетилхолина — карбахолина или больших доз антихолинэстеразного вещества фи- зостигмина на кору головного мозга крысы приводит к появлению фокальных спайков или даже судорог. При введении ряда конвуль- сантов увеличивается высвобождение ацетилхолина пропорционально уровню активации ЭЭГ.

Несмотря на то что вызванные ацетил- холином судороги могут быть подавлены введением блокаторов М-холинорецепторов, эти препараты неэффективны при эпилепсии у человека. Вероятно, высвобождение ацетилхолина — признак, но не причина эпилептической активности.

Моноамины. Широкое распространение и ветвление восходящих моноаминергических волокон в коре дает основание предположить, что норадреналин и серотонин, вероятно, модифицируют эпилептическую активность, а не инициируют ее. Уменьшение моноаминергических влияний облегчает экспериментально вызванные судороги, а их усиление приводит к противоположному эффекту. В экспериментах введение агонистов дофамина (апоморфина), участвующего в регуляции двигательных функций, блокировало судороги у генетической линии бабуинов, имеющих симптомы фотосенситивной эпилепсии. У крыс с припадками абсанса ДОФА, дофамин и Dj-агонисты уменьшали медленноволновую активность ЭЭГ во время припадка, тогда как D(-антагонисты — усиливали ее. Доказательств существенной роли моноаминов в развитии эпилепсии у человека не выявлено.

Аденозин высвобождается при интенсивной нейрональной активности и угнетает нейрональные разряды. Поэтому он подавлял судороги у кроликов, тогда как антагонист А(-рецепторов теофилин облегчал их.

<< | >>
Источник: Белова Евгения Ивановна. Основы нейрофармакологии: Учеб, пособие для студентов вузов2006. 2006

Еще по теме Эпилепсия:

  1. ПЕРМАНЕНТНЫЕ (ПОСТОЯННЫЕ) ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА ПРИ ЭПИЛЕПСИИ. Изменения личности у больных эпилепсией
  2. Глава 11. Психические расстройства у больных эпилепсией. ОСОБЕННОСТИ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ ПРИ ЭПИЛЕПСИИ
  3. Эпилепси
  4. ЭПИЛЕПСИЯ ДЖЕКСОНА
  5. Эпилепсия
  6. ЭПИЛЕПСИЯ
  7. ПСИХИКА. Эпилепсия, судороги, конвульсии, спазмы
  8. О диатезе, отставании в развитии у детей и эпилепсии.
  9. ПРОТИВОЭПИЛЕПТЙЧЕСКИЕ СРЕДСТВА
  10. ЭПИЛЕПТИФОРМНЫЙ
  11. КОНВУЛЬСИЯ
  12. АВТОМАТЙЗМ АМБУЛАТОРНЫЙ
  13. ИНГИБИТОРЫ КАРБОАНГИДРАЗЫ
  14. СТИМУЛЯТОРЫ БИОГЕННЫЕ СТИМУЛЯТОРЫ ГАМКЕРГЙЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ
  15. ДИСФОРИЯ
  16. ПРОТИВОЭПИЛЕПТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА
  17. КОМПЛЕКС НЕПОЛНОЦЕННОСТИ