<<
>>

Нейробиологические и психологические механизмы формирования хронической ювенильной травмы развития

Лимбическая система и лобная кора обеспечивают интерпретацию и переработку приобретенного опыта в процессе развития ребенка. Лимбическая система интегрирует афферентную импульсацию, поступающую от гипоталамуса и ствола мозга, и выполняет функцию фильтра, помогающего определить, какая сенсорная информация является актуальной для последующей мозговой переработки.

Амигдала определяет значимость информации для существования или самосохранения организма и определяет необходимость организации защитного поведения. Сигналы от амигдалы запускают неспецифический гуморальный стрессовый ответ: увеличение частоты сердечных сокращений, повышение артериального давления и ассоциированные с ним непроизвольные защитные реакции - активирующие (убегание, нападение) или ингибирующие (замирание).

Рефлекторный путь лимбической системы не включает в себя корковую переработку, что позволяет очень быстро реагировать на опасную ситуацию. Так работает инстинкт самосохранения. Амигдала определяет степень опасности, существует некая индивидуальная пороговая интенсивность афферентации, вызывающая защитную реакцию и определяющая биологическую устойчивость к фрустрации.

Базовый паттерн организации нейронных связей закладывается в первые месяцы жизни ребенка.

Его нейропластичность во многом зависит от особенностей раннего развития, частоты и интенсивности стимуляции рецептивных систем в первые месяцы жизни ребенка.

Разные отделы мозга созревают в разное время. У новорожденного участки ствола мозга, отвечающие за работу кардиоваскулярной и дыхательной систем, уже достаточно хорошо развиты, в то время как лимбическая система еще не созрела. Раннее развитие ребенка в условиях хронического стресса приводит к формированию низкой устойчивости к стрессу, поэтому лимбическая система у таких людей будет отвечать стереотипным дезадаптивным паттерном на минимальную фрустрацию.

Лобная кора позволяет не только перерабатывать информацию, но и обучаться на основе собственного опыта. Информация о фрустрирующей ситуации регистрируется в префронтальной коре, сравнивается с предыдущим опытом, здесь же обеспечивается формирование приемлемого для данной ситуации ответа. Во время созревания фронтальной коры формируется репрезентативная и вербальная память, имеющие большое значение в обеспечении механизмов задержки непосредственного ответа на фрустрацию, ингибировании подкорковых мезолимбических структур мозга корой в ситуациях, не представляющих реальной опасности для человека.

Если дети чувствуют себя в опасности, механизм быстрой лимбической активации превалирует над медленным когнитивным способом реагирования на фрустрацию путем переработки информации в префронтальной коре. Для того чтобы адаптивно отвечать на стимулы окружающей среды, ребенок должен быть относительно спокоен, что позволяет ему правильно воспринимать афферентные стимулы. Гиперреактивные, перевозбужденные дети могут испытывать трудности с активацией фронтальной коры в ситуации фрустрации, не всегда правильно дифференцировать афферентные стимулы, недопонимать семантический контекст ситуации и плохо обучаются опыту переживания фрустрации, испытывая затруднения при формировании проблемно-решающего поведения.

Дети учатся регулировать свое импульсивное поведение посредством ожидания ответа матери на их поведение. Именно через этот процесс развитие ребенка связано социальным взаимодействием. Мать или тот, кто непосредственно ухаживает за ребенком, становится скрытым регулятором незрелой нервной и эндокринной систем грудного ребенка. Эмоциональное взаимодействие матери и ребенка помогает регулировать у него продукцию гипоталамусом кортикотропин-рилизинг-фактора (КРФ). КРФ контролирует синтез адренокортикотропного гормона, который в свою очередь фасилитирует импринтинг.

КРФ также регулирует продукцию бета-эндор- фина. В регуляции эмоций большую роль также играет тонус парасимпатикотониче- ской нервной системы.

Таким образом, нейрогормоны позволяют зафиксировать, квалифицировать опасность и отреагировать на нее. Гуморальная реакция организма ребенка на фрустрацию принимает участие в формировании защитного поведения, необходимого для активного избегания и преодоления опасности. У детей с психической травмой эта система дисфункциональна, имеет повышенную реактивность и сенситивность к минимальным потрясениям. Вследствие функциональной недостаточности корковых лобных структур и гиперактивности лимбической системы (амигдалы) для них характерен немедленный моторный ответ на фрустрацию, проявляющийся импульсивным поведением. Ответная реакция на стрессирующие события, как правило, генерализована и проявляется в виде ярких деструктивных, нередко катастрофальных реакций.

Эти импульсивные реакции запускаются на разных уровнях центральной нервной системы: ствол мозга предопределяет фиксированную стереотипность действий, мозжечок активирует сенсомоторные схемы, лимбическая система отвечает за стрессовые реакции по типу убегать/нападать/замереть.

Показано, что ранняя травма может изменить последующее функционирование гипо- таламо-гипофизарно-надпочечниковой системы и, соответственно, ее реагирование на последующие стрессовые воздействия. Жестокое обращение с ребенком в раннем

детском возрасте ассоциировано с нейроанатомическими и нейрофизиологическими нарушениями: уменьшением размера медиальной части мозолистого тела и червеобразной части мозжечка, структурными изменениями лимбической системы, разной активацией правого и левого больших полушарий головного мозга.

Важным проявлением хронической ювенильной комплексной травмы является утрата возможности модифицировать влияние травматических ситуаций.

Как в случае жестокого обращения, так и в случае заброшенности ребенок, не имея близкого человека, который мог бы модулировать уровень возбуждения, теряет возможность интегрирования и категоризации происходящего, как следствие, диссоциирует, а в худшем случае - дезинтегрирует. Перцепторные, эмоциональные, когнитивные процессы и поведение у таких детей не могут быть интегрированы/ассоциированы и диссоциируются на независимые фрагменты, в результате чего дети не могут понять, что с ними происходит, не могут планировать свои действия и вести себя адаптивно соответственно обстоятельствам. Когда дети не могут реагировать приемлемым поведением, они испытывают чувство беспомощности. Не понимая, что происходит вокруг, дети рефлекторно отвечают на стрессирующий стимул безотчетной реакцией бегства/нападения, не имея возможности интернализировать травматический опыт и применять его при последующих фрустрирующих ситуациях.

В зрелом возрасте лица с психической травмой нередко реагируют на все, что напоминает о ней (ощущения, психологическое сотояние, запахи, звуки, зрительные ассоциации, схожие ситуации), и в нейтральных ситуациях ведут себя так, как будто повторно находятся в травмирующей ситуации и переживают ее в настоящее время. Они расценивают эти переживания как реакцию на актуальные переживания или события, в то время как на самом деле такое поведение является безусловным рефлексом на ситуации, напоминающие травматическое прошлое.

<< | >>
Источник: Вячеслав Мишиев, Светлана Казакова. Очерки детской психиатрии: учебное пособие для специалистов в области охраны психического здоровья детей / Под ред. профессора Станислава Табачникова и Ванды Фримонт // НейроNEWS. 2012. 2012

Еще по теме Нейробиологические и психологические механизмы формирования хронической ювенильной травмы развития:

  1. Основные клинические проявления нарушений развития, связанных с хронической ювенильной комплексной травмой
  2. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ИНТЕРНЕТ-ЗАВИСИМОСТИ
  3. Подходы к лечению детей с хронической комплексной травмой развития
  4. Патогенетические механизмы формирования инфаркта мозга
  5. Психологические защитные механизмы и их значение в организации психотерапии личностных расстройств
  6. Психологическое препятствие третье: зрелище травмы и опасение испачкаться или заразиться
  7. Психологическое препятствие третье: зрелище травмы и опасение испачкаться или заразиться
  8. Механизм развития
  9. Механизм развития
  10. МЕХАНИЗМЫ РАЗВИТИЯ ПИЩЕВОЙ АЛЛЕРГИИ
  11. Глава IV. МЕХАНИЗМЫ РАЗВИТИЯ ПИЩЕВОЙ  АЛЛЕРГИИ
  12. Механизм развития функциональной блокады
  13. Механизм развития функциональной блокады
  14. Особенности обследования ребенка с комплексной травмой развития
  15. Механизмы, определяющие рост и развитие организма
  16. ЭНДОМЕТРИОЗ МЕХАНИЗМ РАЗВИТИЯ БОЛЕЗНИ
  17. У каких пациентов с травмами следует ожидать развитие алкогольного делирия?
  18. Болевой синдром:патофизиологические механизмы развития и методы воздействия на этапах оказания медицинской помощи
  19. ХАРАКТЕР ДЫХАНИЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ МОРФО-ФУНКЦИОНАЛЫІЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ВНУТРЕННИХ ОРГАНОВ ГЛУБОКОЕ ДЫХАНИЕ СОХРАНЯЕТ УПРУГО - ЭЛАСТИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА АОРТЫ И АРТЕРИЙ, ПРОТИВОДЕЙСТВУЯ РАЗВИТИЮ АТЕРОСКЛЕРОЗА И АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТЕНЗИИ.