<<
>>

Чтение VII. КОСМИЧЕСКАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

Теперь мы достигли самой увлекательной части учения йогов. Мы познакомились с основными началами космологии йогов и дальше мы будем свидетелями проявления этих начал в активном действии.

Мы изучали теории йогов, относящиеся к истине, лежащей в основе всех вещей, и перейдем теперь к рассмотрению процесса космической эволюции, циклических законов, закона духовной эволюции или перевоплощения, закона духовных причин и следствий или Кармы и т.д. В этом чтении мы приступаем к истории поступательного развития вселенной и ее форм, видов и сил, с момента "краткой паузы", последовавшей за прекращением процесса инволюции, т.е. с момента начала космической эволюции. С этого момента Вселенная идет безостановочно вверх, поскольку дело касается эволюции индивидуальных центров. Мы увидим, как начала возвращаются к началу, Великому Центру, из которого они вышли во время процесса инволюции. Мы будем изучать длинное, постепенное, но постоянное восхождение человека в его пути к божественности.
Мы увидим строение Вселенной и рост Души.

В последнем чтении мы видели, что на заре "Дня Брамы" Абсолют начинает сотворение нового мира. Учения йогов говорят нам, что в начале Абсолют создает мысленный образ или мыслеформу мирового начала ума.

Затем это начало мирового ума создает из себя самого мировое начало энергии. Дальше это мировое начало энергии творит в себе самом мировое начало материи – таким образом, энергия есть продукт ума, а материя продукт энергии.

Далее учения йогов говорят нам, что из неплотного, тонкого и разреженного состояния вещества, в котором в начале появился мировой принцип материи, возникли более плотные состояния вещества. И таким образом, состояния материи постепенно грубели до тех пор, пока не были достигнуты самые плотные состояния материи, какие только были возможны; тогда процесс инволюции остановился.

Затем последовал момент паузы, о котором говорят нам учения йогов.

В этот момент материя существовала в состоянии настолько более плотном, чем самое плотное из известных нам теперь ее видов, насколько последний плотнее самых тонких из известных науке газов. Описать эти низшие формы материи невозможно, потому что они уже давным-давно исчезли у нас из виду; и у нас не было бы слов для описания их.

Мы можем понимать отношение этих состояний материи к тем, которые нам известны только при помощи сравнений, подобных приведенным.

Сменяя момент паузы, начался эволюционный процесс или космическая эволюция, которая непрерывно идет с тех пор и будет идти долгие века. Из более плотных состояний материи возникали состояния несколько более утонченные и т.д. и т.д. Из простых элементарных форм образовывались более сложные и запутанные. А эти сложные формы начали вступать в комбинации между собой. И все время стремление было вверх к большему утончению и усложнению.

Но необходимо помнить, что весь этот эволюционный процесс есть лишь возвращение к исходной точке. Это восхождение после нисхождения. Это не сотворение, а раскрытие. Нисхождение было совершено началами в целом; восхождение совершается индивидуализированными центрами, вышедшими из начал. Материя проявляется все в более и более тонких состояниях и выказывает все большую и большую подчиненность энергии или силе. А энергия или сила показывают все большее и большее присутствие ума в ней, но нужно помнить, что ум есть и в материи самых плотных состояний. Так должно быть, потому что то, что возникает из чего-нибудь, должно содержать в себе его элементы.

Космическая эволюция продолжается и должна продолжаться еще долгие периоды времени. И с дальнейшим ходом эволюции должны появляться все более и более высокие формы. Эволюция идет не только по материальным линиям, но перешла также и на плоскости ума, действуя одновременно по духовным линиям. И конец и цель эволюции, по-видимому, заключается в том, что каждое Я, после опытов многих жизней, может раскрыться и развиться до такого состояния, в котором оно станет сознательным по отношению к своей реальной сущности и ощутит, как реальность, свое тожество с Единой Жизнью и Духом.

Мы здесь можем встретиться с возражениями со стороны последователей материалистической школы, которые могут задать нам вопрос, почему мы начинаем наше рассмотрение космической эволюции с того пункта, когда материя достигла предела своих низших вибраций, проявляясь в наиболее грубой своей форме. Эти сторонники материалистического миропонимания могут указать нам, что наука начинает свое рассмотрение эволюции с туманности, с тонкого, похожего на облако парообразного состояния вещества, которое, сгущаясь, образовало планеты. Но тут только кажущееся противоречие. Туманности были частью того, что создалось процессом инволюции, и наука права, утверждая, что более плотные формы создались здесь из более тонких. Но процесс изменения тонких форм в плотные был еще инволюцией , а не эволюцией. Эволюция начинается в том пункте, где начинается фаза развития. Когда грубые формы начинают уступать новому побуждению вверх и развиваются в более тонкие формы, тогда начинается эволюция.

Мы не будем останавливаться на том периоде эволюции, в котором материя переходила во все более и более тонкие состояния, пока, наконец, не достигла такой степени вибраций, которая сделала возможным появлению и сохранению в материи того, что мы называем "Жизнью". Конечно, "Жизнь" есть во всяком веществе, даже в атоме, как мы уже указывали в предыдущих чтениях. Но, говоря теперь о "Жизни", мы имеем в виду биологические формы. Учения йогов говорят нам, что низшие формы того, что мы называем "Жизнью", возникли из высших форм жизни кристаллов, на которые они и действительно очень сильно похожи. Об этом сходстве мы говорили в предыдущих чтениях этой книги. Итак, мы начнем с момента, когда появились "живые формы".

Обращаясь теперь к нашей собственной планете – Земле, мы застаем на ней материю выходящей из расплавленного состояния, в котором она проявлялась в течение многих веков. Постепенно охлаждаясь и переслаиваясь, земля еще не имела на себе ни одной из тех форм, которые мы называем "живыми".

Температура земли в этом периоде считается приблизительно в 15.000 раз выше температуры кипения воды, что, конечно, исключало всякую возможность существования каких бы то ни было известных нам теперь форм жизни. Но учения йогов говорят, что даже и в расплавленных массах находились элементарные формы, которым и суждено было стать родоначальниками позднейших живых организмов. Эти элементарные формы состояли из мельчайших частиц газообразной, особого вида материи; величиной они были немного больше атома и стояли чуть-чуть выше его. Из этих элементарных форм по мере того, как земля охлаждалась и твердела, постепенно возникли другие формы и так далее, пока, наконец, не появился первый "живой организм".

По мере того, как земной шар остывал у полюсов, постепенно создавался тропический климат; температура его была настолько прохладна, что допускала присутствие известных, зачаточных форм жизни. На скалах над северными широтами найдены обильные следы ископаемых, доказывающие правильность учений йогов о том, что жизнь началась на северном полюсе, откуда живые формы постепенно переходили на юг к экватору, по мере остывания поверхности земли.

Возникавшие элементарные формы жизни обладали весьма простой структурой и стояли лишь одной ступенью выше кристаллов. Они состояли из того же самого вещества, как кристаллы, и разница была только в том, что они проявляли большую степень ума . По поводу этого необходимо упомянуть, что даже высшие, известные нам организмы состоят в конце концов из простых химических материалов. Эти химические материалы получаются прямо или косвенно из воздуха, воды или земли. Главные вещества, входящие в состав физических тел растений, животных и человека, это кислород, углерод, водород, азот с примесью небольшого количества серы и фосфора и со следами некоторых других элементов. Физические вещества всех живых существ одинаковы; разница только в степени ума, управляющего материей, в которую он воплощен.

Из этих физических материалов наиболее важен для живых организмов углерод.

Он, по-видимому, обладает свойством притягивать к себе другие элементы и заставляет их служить жизни. Из углерода образуется то, что называется "протоплазмой", т.е. вещество, из которого состоят животные и растительные клеточки. Процесс эволюции, действующий непрерывно и постепенно, создает из протоплазмы почти бесконечное разнообразие живых форм. Каждый живой организм создается или слагается из множества клеточек и их комбинаций. И каждый организм происходит из одной клеточки, которая быстро размножается и воспроизводит себе подобных, пока не будет достигнута форма амебы, растения, животного или человека. Каждый живой организм это размножившаяся клеточка и каждая клеточка состоит из протоплазмы. Поэтому начало жизни мы должны искать в той стадии материи, которая называется протоплазмой. В этом вполне сходятся современная наука и учения йогов.

Исследуя протоплазму, мы вынуждены признать изумительные качества главной из ее составных частей – углерода. Углерод – удивительный деятель среди элементов уже одним тем, что он проявляется в столь разнообразных формах, как алмаз, графит, каменный уголь, протоплазма; он заслуживает нашего внимания. Учения йогов говорят нам, что в углероде мы имеем тот вид материи, который возник как физическая основа жизни. Если у кого-нибудь из вас есть сомнение в том, что неорганическая материя может превращаться в живые формы, то посмотрите на жизнь растений. Вы увидите, что растение каждый день строит свои клеточки из неорганических, химических или минеральных веществ земли, воздуха и воды. В природе ежедневно совершается чудо превращения химических веществ и минералов в живые клеточки растений. А когда животное или человек съедает полученные таким образом растительные клеточки, они превращаются в животные клеточки, из которых строится тело. На что природе требовались сначала целые века, совершается теперь в несколько часов или минут.

Учения йогов, снова до мелочей совпадая со взглядами современной науки, говорят нам, что живые организмы впервые зародились в воде.

В илистом дне полярных морей появились простые, одноклеточные организмы, имевшие своим началом упомянутые выше переходные виды. Первыми живыми организмами были низшие формы растительной жизни, состоявшие только из одной клеточки. Из этих организмов развились другие, состоявшие из групп клеточек и так, от низших форм к высшим, совершала свою работу эволюция, поднимаясь по все восходящему вверх пути.

Как мы сказали, одна клеточка является физическим центром или родоначальником каждого живого организма. Клеточка содержит в себе то, что мы называем ядрышком, которое кажется более высоко организованным, чем остальные части клетки; ядрышко, если вы хотите дать работу воображению, можно рассматривать, как "мозг" клеточки. Первоначально клеточка воспроизводит себя ростом и делением. Каждая клеточка проявляет функции жизни, будь то одноклеточный организм или клеточка, которая вместе с биллионами других клеточек образует более высокий организм. Она чувствует, питается, растет и воспроизводит себя. В одноклеточном организме, разумеется, одна клеточка совершает все функции. Но по мере того, как организмы становятся более сложными, одни клеточки, берут на себя одни функции, а другие – другие функции. Происходит разделение работы, результатом которого является более высокое проявление жизни организма. Это обстоит так не только в организмах животных, но и в растениях. Клетки костей, мускулов, нервной ткани и крови животного различаются между собой, согласно своему назначению; то же самое можно сказать и относительно клеток сока, стебля, корня, листьев, семени и цветка растения.

Как мы уже говорили, клеточки размножаются путем деления, после известного периода роста. Клеточка растет, пользуясь материалом, которым она питается. Когда она уже приняла достаточно пищи, т.е. вобрала в себя достаточно нового материала, и достигла, благодаря этому, известной величины, тогда она делится или распадается на две клеточки, причем деление начинается в ядрышке. При отделении одной части от другой протоплазма каждой группы окружает свое ядро и вот уже два живых организма существуют там, где минуту тому назад был всего один. Затем каждая из этих двух клеточек начинает быстро расти, затем опять разделяется и так до самого конца, причем каждая клеточка по мере того, как идет время, размножается до миллионов.

Поднимаясь выше по лестнице развития, мы на следующей ступени встречаем живые организмы, состоящие из группы клеточек. Эти группы клеточек образуются делением одной клеточки, но вместо того, чтобы расходиться в разные стороны, клеточки собираются в группы или массы. Существуют миллионы организмов, состоящих из групп одинаковых клеточек, среди них мы знаем губки, полипы и пр.

В первоначальных формах жизни трудно отличить животную жизнь от растительной; в действительности, первоначальные организмы обладают свойствами и растений и животных. Но, по мере того, как мы поднимаемся выше по лестнице развития, мы замечаем явные "ответвления"; образуется широкая отрасль развивающихся растительных организмов и другая отрасль – развивающихся животных организмов. Растительное царство начинается морскими водорослями, затем переходит к грибам, лишаям и мху, папоротникам, хвойным растениям, древовидным папоротникам, травам и пр., а затем – к кустарникам, деревьям и злакам. Животное царство начинается монерой, или одноклеточным организмом, который представляет собой крошечную каплю протоплазмы. Затем идет амеба, в которой уже начинается некоторое различие частей. Потом идут уже Foraminifera , которые вырабатывают себе из воды известковую скорлупу. На следующей ступени стоят Polycystina , выделяющие из воды раковину или скелет из кремнистого вещества. За ними идут губки, кораллы, анемоны, медузы. Потом морские лилии, морские звезды и т.п. Затем различные семейства червей. Затем крабы, пауки, стоножки и насекомые. Наконец, моллюски, к которым относятся и устрицы, ракушки и другие животные, живущие в раковинах улитки, каракатицы, морские брызгуны и т.д. Все эти семейства животных организмов известны под названием "беспозвоночных", т.е. не имеющих спинного хребта.

Затем идут "позвоночные" или животные, имеющие позвоночный хребет. Тут на первом месте мы видим рыб с их тысячами видов. Затем идут амфибии, к которым принадлежат жабы, лягушки и т.п. Затем пресмыкающиеся – т.е. змеи ящерицы, крокодилы, черепахи и т.д. Затем идет громадная семья птиц, с ее изумительным разнообразием форм и видов и характеристик.

Дальше идут – млекопитающие; характерным отличием этой группы является то, что они кормят своих детенышей молоком или подобной жидкостью, выделяемой матерью. Млекопитающие составляют высшую форму позвоночных.

К первой группе млекопитающих принадлежат животные, рождающие не вполне развившихся детенышей; эта группа разделяется на два разряда: 1) одноутробные, к которым принадлежат утконосы, колючие муравьеды и т.п., 2) двуутробные или сумчатые, к которым принадлежат кенгуру, опоссум и проч.

К второй группе млекопитающих относятся те, которые рождают вполне развившихся детенышей. В этом классе мы видим муравьедов, ленивцев, китов, морских свинок, лошадей, коров, овец и другие копытные животные; затем идет слон, тюлень, собаки, волки, львы, тигры и все плотоядные животные; затем зайцы, крысы мыши и все грызуны, затем летучие мыши, кроты и другие насекомоядные, затем идет обширная семья обезьян, от маленькой мартышки до орангутанга, шимпанзе и других пород, близко стоящих к человеку. И, наконец, высший вид позвоночных составляет человек, от бушменов, пещерных жителей, австралийских туземцев, до современного европейца с его высоко развитым организмом.

От монеры до человека длинный путь, включающий в себя много ступеней, но это – путь, постепенных переходных форм. Учение йогов придерживается теории эволюции, выдвигаемой и современной наукой; но оно идет еще дальше; оно считает, что не только физические формы подвержены процессу эволюции, но что эволюционируют также и "души", воплощенные в этих физических формах. Другими словами, учение йогов признает, что происходит двойной процесс эволюции, главная цель которого – развитие "душ", но который считает необходимым развертывать все высшие и высшие формы физических тел, являющихся вместилищами этих постоянно развивающихся душ.

Бросим беглый взгляд на восходящую лестницу животной жизни, в ее эволюционном развитии. При этом мы будем в состоянии увидеть рост души, который проявляется в возникновении все более и более высоких физических форм, служащих средством выражения для заключенных в них душ. Будем сначала изучать эволюцию души с внешней точки зрения, а потом уже перейдем к внутренней. Таким образом мы будем иметь более полное представление о всем процессе, чем в том случае, если бы мы игнорировали внешнюю сторону и сразу перешли к внутренней. Не пренебрегайте внешней формой – она всегда была и теперь есть Храм Души, который душа переделывает и перестраивает, сообразно своим, постоянно возрастающим нуждам и требованиям.

Начнем с протозойных или одноклеточных организмов – представляющих собой низшую форму животной жизни. Низший вид этого низшего класса есть то замечательное существо, о котором мы говорили в предыдущих чтениях – монера. Это существо живет в воде, т.е. естественном элементе, в котором, согласно древним верованиям, началась органическая жизнь. Монера представляет собой весьма маленькую, бесцветную, бесформенную, слизистую, клейкую массу – нечто вроде крошечной капли клея – совершенно однообразную внутри и снаружи и лишенную каких бы то ни было органов или частей. Некоторые утверждали, что под более совершенным прибором, чем микроскоп, в монере можно было бы открыть нечто вроде зачаточных органов; но, поскольку в состоянии видеть человеческий глаз, ничего подобного он открыть не мог. У монеры нет ни органов, ни частей, которыми бы она могла отправлять особые функции, как это бывает у высших живых организмов. Жизненные функции, как вы знаете, могут быть разделены на три группы, т.е. – на питание, размножение и восприятие внешних впечатлений и реагирование на них. Все эти три рода функций монера выполняет, но – каждую любой частью своего тела, или – всеми частями вместе.

Каждая часть или все целое монеры поглощает пищу и кислород: она вся рот и легкие. Каждая часть или все целое переваривает пищу: она вся – желудок. Каждая часть или все целое отправляет воспроизводительные функции: она вся – воспроизводительные органы. Каждая часть монеры воспринимает внешние впечатления и отвечает на них: она вся – органы чувств и органы движения. Она окружает свою добычу, как капля клея покрывает собой песчинку, и затем поглощает вещество добычи в свое собственное вещество. Она движется, выдвигая вперед в любом месте часть своего тела, образуя род хвостового придатка, которым она и пользуется, как "ногой" или "пальцем", продвигая себя, направляясь к какому-нибудь предмету или удаляясь от него. Эти выдвигаемые части тела называются "ложными ножками". Когда надобность в "ложной ножке" уже миновала, монера попросту вбирает в себя часть, которая была выдвинута для данной цели.

Монера точно так же, как более высокие организмы, в совершенстве выполняет функции пищеварения, усвоения, деления и проч. – но у нее нет органов для этих функций и она выполняет их отдельно или вместе любой или всеми частями своего тела.

То, что высшие животные производят сложными органами и частями – сердцем, желудком, легкими, печенью, почками и т.д., и т.д. – это маленькое существо выполняет без органов, всем своим телом или любой его частью. Функция воспроизведения у монеры поразительно проста. Монера разделяется на две части – вот и все. У монеры нет ни мужского, ни женского пола – один орган включает в себе и то и другое. Воспроизводительный процесс у монеры еще проще, чем "развертывание почек" у растений. Это удивительное существо можно вывернуть наизнанку, и оно все-таки продолжает жить правильной жизнью, не проявляя ни малейших следов расстройства или повреждения. Это просто "живая капля клея", которая ест, переваривает пищу, получает впечатления, отвечает на них и воспроизводит себе подобных. Крошечная "капля клея" выполняет действительно те же самые жизненные функции, как и высшие сложные формы живых существ. Что же нужно считать большим "чудом" – монеру или человека?

Маленький шаг вперед приводит нас от монеры к амебе. Название этого нового существа происходит от греческого слова, означающего "перемену" и принято потому, что амеба постоянно меняет свою форму. Эта перемена формы происходит оттого, что животное беспрерывно выдвигает и втягивает в себя "псевдоножки", что придает ему вид "многопалаго" организма. У этого существа мы видим первый шаг к различению "частей"; его поверхность покрыта чем-то вроде "кожи", а в центре его мы находим "ядрышко", а также расширяющуюся и сокращающуюся пустую полость внутри его, которой животное пользуется для задержания и распределения кислорода; это – элементарная комбинация желудка и легких. Таким образом вы видите, что амеба стоит одной ступенью выше монеры и уже начинает как бы понимать удобство частей и органов. Здесь интересно отметить, что обыкновенные клеточки более высоких тел животных во многом похожи на монеру, а белые тельца в крови человека и животных имеют поразительное сходство с амебой по размеру, общей структуре и движениям; они даже и науке известны под именем "амебоидов". Белые тельца крови меняют свой вид разумным образом, принимают в себя пищу и живут сравнительно независимой жизнью – их движения доказывают присутствие в них независимой "мысли" и "воли".

Некоторые из амеб (напр., диатомеи) извлекают из воды твердые материалы и строят себе из них раковины и дома, защищающие их от врагов. Эти раковины полны крошечных отверстий, через которые протягиваются псевдоножки в поисках пищи, или в целях передвижения. Одни из этих раковин состоят из отделений ила, другие – из кремнистого вещества; "отбор" этих веществ от других минеральных частиц воды свидетельствует об известной степени "мысли" и разума, присущих даже этим низшим существам. Скелеты этих крошечных существ образуют обширные отложения мела и других подобных веществ.

Следующую ступень в лестнице живых существ образуют инфузории. От амеб они отличаются тем, что вместо псевдоножек у них имеются уже развитые маленькие вибрирующие волоконца или нитеобразные придатки, которыми инфузории пользуются, чтобы притягивать свою добычу и передвигаться с места на место. Эти волоконца постоянны, а не временны, как псевдоножки монеры или амебы; они являются первыми признаками рук и ног. Инфузории в еще большей степени, чем сородичи их амебы, открыли возможности, заложенные в органах и частях, через которые они пропускают пищу и кислород; т е., значит, они развили в себе первые зачатки глотки, дыхательного горла и пищевода.

Затем следует семья губок, мягкий скелет которых дает полезный предмет нашего ежедневного обихода. Существует множество сортов таких губок, которые сооружают себе гораздо более красивые и тонкие дома, чем их более простые и обыкновенные братья. Самый обитатель губки представляет из себя слизистое, мягкотелое животное, заполняющее пространство губчатого скелета. Губка прикреплена к одному месту; она высматривает вокруг себя добычу в воде (а также и дышит) посредством многочисленных, похожих на ниточки, ворсинок, называемых цилиями; эти реснички бьют по воде, прогоняя пищу и кислород во внутренние части тела. Втянутая внутрь вода, так же, как и отбросы пищи, тем же самым способом выгоняется наружу. Интересно отметить, что в организме высших животных, в том числе и человека, тоже существует множество ресничек, играющих роль в процессе питания. Природа, усовершенствовав какое-нибудь орудие, очень склонна удержать его даже и в высших организмах; но в последних роль этого орудия часто умаляется присутствием высших орудий.

Следующую ступень восходящей лестницы живых организмов занимают полипы, живущие в воде и прикрепленные к каким-нибудь плавающим массам. Полипы присасываются к плавучим материалам своим ртом, из которого свешиваются щупальца или длинные тонкие руки. На этих щупальцах есть маленькие нитеобразные волоконца, соединенные с ядовитой жидкостью и заключенные в особых клетках. Когда щупальца приходят в соприкосновение с тем, что может служить добычей для полипа, и с тем, что может оказаться врагом, они обвиваются вокруг этого предмета и начинают сокращаться; при этом маленькие клеточки лопаются и маленькие нитеобразные волоконца освобождаются и обвиваются петлями вокруг предмета, отравляя его выделенной ими жидкостью. Некоторые полипы образуют из своих выделений кремнистые трубочки, в которых они и помещаются, выглядывая на концах их, точно цветы. Вокруг старых полипов образуются группы молодых, похожих на почки детенышей. Эти почковидные полипы впоследствии превращаются в то, что носит название медуз и т.п., которые в свою очередь размножаются; но тут происходит чудо: медуза кладет яички, а из этих яичек выводятся не подвижные, как родители, существа, а неподвижные, как деды, полипы. Медуза обладает относительно сложным организмом. Она имеет запутанную систему канальчиков или проходов, по которым проводится пища и кислород в различные части тела. У нее также есть что-то вроде мускулов, которые, сокращаясь, дают ей возможность "плавать". Есть у нее и "нервная система", и, что удивительнее всего, зачаточные глаза и уши. Щупальца ее, как и у полипа, выделяют ядовитую жидкость, выливаемую на добычу или на врага.

Близко к полипам стоят морские анемоны, с их красивой окраской и еще более сложным строением и развитым организмом; их щупальца напоминают лепестки цветка. Немного отличаются от них и кораллы, образующие целые колонии; скелеты кораллов образуют коралловые деревья, ветки и другие известные всем нам формы.

Переходя затем к следующим высшим видам жизни, мы встречаем морских животных с покрытыми иглами телами – морских ежей, морские звезды и т.п., обладающих толстой, жесткой кожей, покрытой иглами или колючими отростками. Эти животные имеются очень разнообразных видов. Морские звезды имеют отростки в виде лучей, идущих от одного центра; отсюда их название; морские ежи напоминают формой шар. Морские лилии, с их, так называемыми, стеблями и цветами, принадлежат к тому же семейству, так же, как и морские огурцы, название которых происходит от их формы и общего вида. Но в действительности это не растения, а животные с сравнительно сложным организмом, одной из черт которого является желудок, который может быть выбрасываем и заменяем новым. Морские огурцы имеют хорошо обозначенную нервную систему и глаза, у некоторых даже снабженные зачаточными веками.

Следующую ступень занимает обширный отряд кольчатых или суставчатых животных; сюда относятся различные породы червей, крабов, пауков, муравьев и т.д. К этой группе принадлежат приблизительно четыре пятых всех известных нам животных организмов. Тела их хорошо сформированы; нервная система у них расположена вдоль всего тела и состоит из двух тонких нитей, связанных местами в узелки или массы нервных клеток, похожих на клетки нервной ткани высших животных. У представителей этой группы есть глаза и другие органы чувств, во многих случаях сильно развитые. Есть у них также и органы, соответствующие сердцу, и хорошо развитый пищеварительный аппарат. Заметьте, как развился уже пищевой организм: монера принимает пищу в любой части тела; амеба – помощью своих псевдоножек, и затем проводит пищу по телу при помощи ритмического движения составляющего ее вещества; полип распределяет пищу в различные части с помощью воды, которую он поглощает вместе с добычей; морской еж и морская звезда передают пищу по каналам своего тела, открывающимся непосредственно в воду; у высших форм кольчатых животных питание распределяется жидкостью, похожей на кровь, несущей питательные материалы к каждой части и к каждому органу, и выводящей из тела ненужные материалы; кровь же разгоняется по телу зачаточным видом сердца. Кислород, каждым из этих организмов, распределяется соответствующим образом, причем более высшие уже имеют зачаточные легкие и дыхательные органы. Шаг за шагом живые организмы совершенствуются и органы, необходимые для выполнения известных определенных функций, из зачаточных форм развиваются до все более совершенных.

Семейство червей является самым низким представителем обширного рода кольчатых . За ними идут так называемые коловратки, чрезвычайно малые по размерам. Потом род скорлупчатых, названных так за их оболочку, в виде скорлупы. Эта группа включает в себя раков, крабов, омара и т.д.; она близко похожа на группу насекомых. Многие ученые авторитеты полагают, что насекомые и скорлупчатые произошли от общего родоначальника; некоторые из учителей йогов держатся того же взгляда, в то время, как другие не пытаются разрешить этот вопрос, считая его несущественным, так как все организмы имеют одно общее происхождение. Западные ученые обращают много внимания на внешние детали; восточный же ум имеет склонность пропускать эти детали, не придавая им большого значения и предпочитая искать причину, лежащую дальше внешней формы. Но в одном пункте йоги учителя и ученые абсолютно согласны. А именно, что насекомые произошли от какого-нибудь водяного существа. И те и другие утверждают, что крылья насекомых развились из органов, служивших первоначально у их предка для дыхания во время его кратких воздушных полетов. Позднее потребность в таком пребывании на воздухе заставила зачаточные органы превратиться в настоящие крылья. Это нисколько не более удивительно, чем превращение гусеницы в куколку и затем насекомое. Последний процесс является лишь воспроизведением стадий, через которые проходили живые организмы в продолжение долгих веков эволюции, от морских обитателей до насекомых.

Нам нет необходимости отнимать у читателей много времени описанием изумительно сложных организмов некоторых из насекомых, занимающих следующее место за скорлупчатыми. Чудеса жизни пауков, – почти человеческая жизнь муравьев – ум пчел и все остальные чудеса жизни насекомых несомненно знакомы нашим читателям. Изучение какой-нибудь хорошей книги, посвященной описаниям жизни высших насекомых будет очень полезно всякому, потому что откроет ему глаза на изумительные проявления жизни и ума у этих существ. Вспомните замечание Дарвина, что мозг муравья, хотя он и не многим больше булавочной головки – "есть одна из самых волшебных частиц материи в мире, может быть даже более удивительная, чем мозг человека".

Близко родственный скорлупчатым род моллюсков , к которому относятся устрицы, ракушки и т.п. существа; также улитки, каракатицы, слизняки, кораблики, морские брызгуны и т.д., и т.д. Некоторые из них защищены твердой раковиной, другие имеют хрящевидную внешнюю кожу, служащую им панцирем; третьи совершенно обнажены. Имеющие раковину извлекают материалы для своих сооружений из воды. Некоторые из них прикрепляются к скалам или другим предметам; другие странствуют свободно. Как это ни странно на первый взгляд, но некоторые высшие формы моллюсков имеют признаки зачаточного позвоночника, и наука высказала предположение, что морские брызгуны и подобные им животные имеют общего предка с позвоночными, высшим видом которых (из известных в настоящее время на нашей планете) является человек. О взаимоотношении этих форм мы еще упомянем в следующем чтении, развивая историю "Восхождения человека" от низших позвоночных до его настоящего состояния.

Теперь, заканчивая это чтение, мы должны напомнить читателю, что мы не учим теории эволюции в таком виде, как ее понимает современная наука. Мы рассматриваем ее с противоположной точки зрения – с точки зрения учения йогов. Современная наука говорит, что разум есть побочный продукт, появляющийся при развитии материальных организмов, тогда как учения йогов утверждают, что был ум, который был заключен во всех самых низших организмах, этот ум, постоянно пробивая себе путь к развитию, вызвал постепенную эволюцию или развитие медленно повышавшихся ступеней организаций и функций. Наука учит, что "функция предшествует организации", т.е., что организм выполняет известные функции, несовершенно и грубо, прежде чем разовьет в себе органы, пригодные для этих функций. Так, например, низшие организмы переваривают пищу прежде, чем у них разовьется желудок – последний, появляясь, отвечает уже существующей потребности. Но учения йогов идут дальше и утверждают, что, если функция предшествует организации, то желание предшествует функции, т.е. желудок является вследствие того, что организм "желает" иметь пищеварительный аппарат для того, чтобы восходить по эволюционной лестнице. И это желание является раньше, чем начнется функционирование организма. Существует "побуждение", идущее со стороны ума, который жаждет развития; и живое существо чувствует это побуждение, в виде смутного желания, которое с течением времени становится все сильнее и сильнее. Некоторые виды с большой готовностью уступают побуждению; они становятся родоначальниками возможных высших форм и производят высшие организмы. "Много званых, но мало избранных", а потому дело идет медленно, из поколения в поколение, и только очень немногие организмы служат для того, чтобы передавать эволюционное побуждение своим потомкам. Но это всегда побуждение со стороны ума, заключенного в оковы материи, стремящегося сбросить закрывающие его оболочки и иметь более совершенные орудия для своего проявления и выражения. В этом и заключается разница между "эволюцией" современной науки и "раскрытием" учений йогов. Первые – целиком материальны, и ум является в ней только побочным продуктом; второе – говорит об одном уме, а материя является только выражением и проявлением ума.

Как мы говорили в этом чтении и как подробно укажем в следующих – рядом с эволюцией физических тел идет вызывающая ее эволюция "душ". Эта эволюция "душ" является основным принципом учений йогов; но прежде, чем вы будете в состоянии вполне охватить высшие учения, вам необходимо познакомиться с эволюцией физических тел и видов.

Следующее чтение, озаглавленное "Путь к человеку" говорит о постепенном развитии человека, т.е. его тела – из низших форм позвоночных. В том же чтении мы приступим к рассмотрению "эволюции душ".

<< | >>
Источник: Йог Рамачарака. Джнана-йога0000. 0000

Еще по теме Чтение VII. КОСМИЧЕСКАЯ ЭВОЛЮЦИЯ:

  1. Чтение X. ДУХОВНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ
  2. Человек - космическая душа
  3. Человек - космическая душа
  4. ЭВОЛЮЦИЯ (Evolution)
  5. Раздел VII. ТРАВМАТИЧЕСКОЕ РАССТРОЙСТВО ПСИХИКИ
  6. МУКОПОЛИСАХАРИДОЗ, ТИП VII
  7. Часть VII. НЕОТЛОЖНЫЕ СОСТОЯНИЯ В ПСИХИАТРИИ  
  8. Глава VII Первые дни после операции
  9. Глава VII Первые дни после операции
  10. ЭВОЛЮЦИЯ ТРЕНАЖЕРОВ
  11. VII. ПСИХОЛОГИЯ ПРОЦЕССОВ СНОВИДЕНИЯ
  12. ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ: МЕТОДОЛОГИЯ, ЭВОЛЮЦИЯ
  13. § 10. Топография акупунктурных точек меридиана мочевого пузыря. (VII: V; В; В).
  14. 1.1. Значение и понятие менеджмента. Эволюция управленческой теории
  15. Чтение VI. В РАЗУМЕ ЕДИНОГО
  16. Чтение I. ЕДИНЫЙ